Гинефобия (боязнь женщин) у мужчин

Dantez

Новый участник
Так вот об этом статья про фильм Альмадовара

Тс ведь, как и гс и любая парафилия это нарушение границ. Тс хочет быть красавицей потому что красавицами драконы не интересуются - точнее, они интересуются красавицами в том смысле чтобы их не подпускать к рыцарям, но сами к ним ничего не имеют. Так что если рыцарь прикинется красавицей, он сам может смыться от дракона, и другой рыцарь тут не нужен :) Ну разве что нужен чтобы подтвердить что это красавица - ведь какая это красавица-то если она без рыцаря? :)
Ага - вот и до тс добрались)). Еще одни сказочные персонажи :).
Там еще - рыцарь, который отец должен быть слабым или наплевать на своего сына - уйти от него как возможный образ мужественности. И получается что мать - дракон тока для своего сына, а папа убегает от дракона и не подпускает к себе. Разрыв в семейных отношениях и такая же неразбериха. Мать отыгрывается на сыне еще и за его отца.

А я пробую копнуть вглубь - понять как драконы становились драконами из возможных принцесс)), - ведь также они и будут действовать по отношению к рыцарям потом.
 
Последнее редактирование:

Dantez

Новый участник
Так Мурзик не зря не любит фэнтэзи - он боится что другие догадаются что он хочет быть красавицей, и чтобы его спас рыцарь от дракона. Так и говорит: " я королева, я королева" :D Впрочем, рыцарь его и спас, тож сбежавший от дракона. Так они нашли друг друга. Он для рыцаря Айвенго - подходящая красавица, за которую он не боится что она станет драконом.
В особенности это прикольно выглядит - то что Мурзик - каралева, а Айвенго - доблестный рыцарь. Таки даже прозвища и никнэймы очень точно подобрали себе :xi:. Тютелька в тютельку все сходится )).
 

Indigo

Участник
Команда форума
В особенности это прикольно выглядит - то что Мурзик - каралева, а Айвенго - доблестный рыцарь. Таки даже прозвища и никнэймы очень точно подобрали себе :xi:. Тютелька в тютельку все сходится )).

Дык! :rolleyes: :D
 

Dantez

Новый участник
Вощем действительно похоже на глубокую вытесненную обиду, агрессию за неприятие за резкую реакцию, похоже что близко инцестуального, эротического характера.
Неадекватная реакция матери, воспринятая как отказ - от ребенка, отвержение его желаний любви и близости, может и с эротическим уколоном или же воспринятое матерью как эротическое.

Тоесть - не важно с эротическим подтекстом или без - и так и так идет глубочайшая обида и как следствие недоверие ребенка к матери, которое он потом вытесняет. Может все это повторяться не единажды.
Я все чувствую уже - это очень больно. Как будто часть тебя отрывают.
Можно было это назвать ревностью со стороны ребенка - но это не так, потому что такая реакция может быть у ребенка уже не уверенного в себе, в том что его любят и что он нужен, тоесть из-за нехватки любви и при беременности и первых годах жизни.

По сути - это воспринимается как акт отказа матери от ребенка, и ребенок - 1 боиться что это реально произойдет, 2 - любит реально свою мать - поэтому берет вину на себя и вытесняет агрессию.
Еще раз повторю - такое происходит не единажды а повторяется систематически в важный, критический момент детсва. Пожалуй что с эротическим и инцестуозным желанием достаточто чтобы произошло и один раз - травма при этом наноситься огромная. Потом просто уже идет ломка всего мужского в мальчике, прежде всего его воли, желаний, самостоятельности и т.д.

По все видимости эту шнягу из-за стыда вытесняют еще и сами матери из своего сознания.
Полнейший неадекват и неготовность иметь ребенка.

Можно сказать что после этого в действительно на подсознательном уровне глубоко - мать становиться чужим человеком для ребенка.

Ну невроз - у некоторых формируется, у некоторых не формируется или формируется в более слабой степени чтоли.... Неважно.

Причина гс в этой обиде и этом отвержении и вытесненной обиде и агрессии на это.
После этого ребенок словно не может предать свою мать - поэтому не может воспринять девочек как секс объект, и это при нормальном гетеро-сексуальном развивающимся влечении.
Гс возникает -: первое из-за чувства недостатка своей мужественности (воли, свободы, любви со стороны матери, отца), второе - из-за того что некуда деть это самое сексуальное влечение - его необходимо куда-то направить.
Это как пить дать - сто пудоф все, я вот чувствую эту скрытую обиду. Можно назвать это так- родитель часть личности ребенка отбирает для себя. В действительности у ребенка на родителя смертельная вытесненная обида.
 
Последнее редактирование:

Dantez

Новый участник
Больше того скажу - матери об этом всем знают и помнят - тока вытесняют в подсознание - мучаются поэтому сами - но тем еще сильнее привязываются к своему ребенку и бояться его отпустить, бояться что ребенок все вспомнит и поймет.

Получается что естественная любовь заменяется на невротическую преданность.
 
Последнее редактирование:

Indigo

Участник
Команда форума
Это как пить дать - сто пудоф все, я вот чувствую эту скрытую обиду. Можно назвать это так- родитель часть личности ребенка отбирает для себя. В действительности у ребенка на родителя смертельная вытесненная обида.
С этим можно и нужно работать. Вот как описывает свой опыт Александр Лоуэн
в другой своей книге "Радость"

Хотя я уже описывал в одной из своих прежних книг терапию, которой подвергался у доктора Райха, мне хотелось бы еще раз напомнить то, через что я прошел, дабы проиллюстрировать на своем примере идею о капитуляции. Я лежал на кровати, и из. одежды на тело были натянуты всего лишь одни шорты, чтобы Райх мог более тщательно наблюдать за моим дыханием. Он сидел лицом к этой кровати. Его простое указание сводилось к тому, чтобы, пока он будет обследовать мое тело, я дышал самым обычным образом, как делаю это всегда. Минут через десять или пятнадцать он вдруг заметил: "Лоуэн, вы ведь совсем не дышите". Я в ответ возразил, что дышу. "Но ваша грудь совершенно не движется", - сказал он на это. Так оно и было. Райх попросил меня положить руку ему на грудь, чтобы ощутить ее движение. И я действительно почувствовал, как его грудь поднимается и опускается, и решил точно так же при каждом вздохе приводить в движение и свою грудь. Так я и делал в течение некоторого времени, дыша через рот и чувствуя себя вполне расслабленным. После этого Райх попросил меня широко открыть глаза, и когда я сделал это, то внезапно издал громкий, протяжный вой. Я слышал свой собственный вой, но у меня не возникало в этой связи ровным счетом никакого чувства. Звук исходил от меня, но я не был с ним связан. Райх попросил меня прекратить выть, потому что окна в его кабинете были открыты и выходили на довольно оживленную магистраль. После этого я снова стал дышать так, как делал перед этим, и вести себя так, словно ничего не произошло. Сам я был удивлен собственным почти звериным воем, но в эмоциональном плане это никак на меня не повлияло. Вслед за этим Райх попросил меня еще раз проделать всю указанную операцию и снова открыть глаза пошире - и я опять испустил вой, опять-таки не испытывая при этом никакой эмоциональной связи с ним.

Мы продолжали встречаться трижды в неделю, но на протяжении следующих двух или трех месяцев ничего драматического не происходило. Райх призывал меня идти по тому же пути все дальше и дышать еще более свободно, а я старался следовать его указаниям. Однако, невзирая на все мои усилия, Райх говорил, что дыхание у меня продолжает оставаться недостаточно свободным и что я должен дышать осознанно, как будто выполняю упражнение, а не просто пускать этот процесс на самотек, позволяя себе дышать, как получится. Подсознательно я действительно контролировал свое дыхание так, что в ходе терапии ничего больше и не должно было случиться, но тогда я этого еще не знал. Я пытался как-то уйти от указанного самоконтроля, чтобы довериться в этом деле своему телу и протекающим в нем непроизвольным рефлекторным процессам, но мне было трудно добиться такого результата. Когда я дышал более полной грудью, то это, хотя и делалось сознательно, вело к выраженным симптомам гипервентиляции легких. В руках и ногах у меня спонтанно возникали неприятные ощущения сильного покалывания, которые известны в медицине под названием парестезия [Этот термин охватывает также ощущения онемения, жжения и т. п. - Прим. перев.]. Случались такие моменты, когда кисти моих рук застывали в контрактуре того типа, которые наблюдаются при болезни Паркинсона. Они бывали при этом холодны как лед, напоминали когтистые лапы и были парализованы. Но я совершенно не пугался из-за этого, а продолжал дышать, только более спокойно, и постепенно контрактура расслаблялась и отпускала, а симптомы парестезии исчезали. Мои ладони снова теплели. И хотя в ходе нескольких сеансов подряд попытки более глубокого дыхания порождали подобный синдром гипервентиляции, потом указанная реакция моего организма исчезла и больше не проявлялась. Мое тело адаптировалось к такому более глубокому дыханию и становилось более расслабленным.

Вскоре после этого терапию пришлось прервать по причине летнего отпуска у Райха. Когда осенью мы возобновили наши встречи, то продолжали заниматься развитием спонтанного дыхания. В течение этого, уже второго, года терапии произошло несколько важных событий. Во время одного из них я снова пережил тот детский опыт, который объяснил мои завывания во время самого первого сеанса. Когда я лежал на кровати и дышал, у меня появилось впечатление, что на потолке видно какое-то изображение. В течение нескольких следующих сеансов это впечатление становилось все отчетливее. Затем изображение, выражаясь фотографическим языком, "проявилось". Я увидел лицо своей матери. Она смотрела на меня вниз очень сердитыми глазами. Я же почувствовал себя совершеннейшим младенцем в возрасте примерно девяти месяцев, который лежит в коляске неподалеку от дверей нашего дома и горько плачет, призывая мать. А она, видимо, была в это время занята каким-то важным делом, от которого ей пришлось оторваться, потому что когда она все-таки вышла во двор, то посмотрела на меня настолько сердито, что я прямо-таки застыл от ужаса. Младенческие вопли, которые я почему-то не смог издать в тот очень давний момент, вырвались из меня во время того самого первого терапевтического сеанса у Райха - ни много ни мало, тридцать два года спустя.
 

Dantez

Новый участник
Индиго - вот еще добавлю, все это плохое - обида, основа невроза - все это кажется таким естественным для себя, как будто твоей сущностью, неотрывной частью - очень запросто тут ошибиться и пройти мимо. Мне наверное помогло понять как раз то что я на себя со стороны смотрю - тоесть как бы отделен сам от себя.
А так - это такая глубокая обида, травма - она практически все сознание или там - подсознание, занимает.

Тоесть на самом деле именно родители, именно матери такое огромное зло своим детям причиняют, что гомосексуальность - это просто пшик.
Вернее для ребенка это ощущается огромным злом, так то на самом деле для взрослого - ничего, пережить можно.

Я не думал что все так глобально, но вот щас доперло до меня, ощутил, догадался и ващеее.
Тоесть это продолжает быть вытесненным - но я терь знаю что там такое вытеснено. Или по крайней мере какую-то часть этого вижу.

Именно такая вот штука, часть чего-то какой-то энергии, чего-то такого - чего не хватает в гс, то что заставляет испытывать гс эмоции.

Да, прально написанно - гс это даже не поиск отца, а именно перевод эротический, платонических желаний и конфликтов отношений с матерью на других парней.

Тоесть отвержением ласки и чувств к своему ребенку мать страхует саму себя от инцестуозных позывов, но она неверно понимает потребности ребенка - а ребенок чувствует это - именно ее отдаленность, поражает огромную обиду. Тоесть такая мать боиться, не может любить своего ребенка, а свои страхи вытесняет грубостью и отстранением от ребенка.
Она отвергает ребенка в этой сфере, но насильно привязывает в другой.

Тоесть такая мать не может отдавать любовь, она ее тока требует к себе, ну как истинный невротик.

У меня немного мысли нескладные, потом постораюсь сформулировать лучше.
 

Indigo

Участник
Команда форума
Тоесть на самом деле именно родители, именно матери такое огромное зло своим детям причиняют, что гомосексуальность - это просто пшик.
Вернее для ребенка это ощущается огромным злом, так то на самом деле для взрослого - ничего, пережить можно.
Понимаешь, Дантес, матери ведь не ангелы и не святые а обычные люди. Которые тож кушать хотят и устают, и глупости делают. Могут и гнев проявить не ребенка, достающего их целую ночь или желающего целый день сидеть на ручках - это его программы требуют. (обезьяныш вообще постоянно висит на маме, держась за шерсть) И тут многое зависит от психики ребенка - один тут-же забудет мамину сердитость, другой - на всю жизнь обидится, привяжется еще сильнее, заработает эдипов комплекс и станет гс. То есть, нужно работать с этим гневом на мать (этот гнев - 100% признак эдипового комплекса) - он с тебя сейчас прет, когда ты его проживешь и поймешь и оценишь все уже взрослым взглядом, то я уверен что и ситуация с гс станет намного проще или отвалится вообще. Как г-но сухое с сапог...
 

Dantez

Новый участник
Понимаешь, Дантес, матери ведь не ангелы и не святые а обычные люди. Которые тож кушать хотят и устают, и глупости делают. Могут и гнев проявить не ребенка, достающего их целую ночь или желающего целый день сидеть на ручках - это его программы требуют. (обезьяныш вообще постоянно висит на маме, держась за шерсть) И тут многое зависит от психики ребенка - один тут-же забудет мамину сердитость, другой - на всю жизнь обидится, привяжется еще сильнее, заработает эдипов комплекс и станет гс. То есть, нужно работать с этим гневом на мать (этот гнев - 100% признак эдипового комплекса) - он с тебя сейчас прет, когда ты его проживешь и поймешь и оценишь все уже взрослым взглядом, то я уверен что и ситуация с гс станет намного проще или отвалится вообще. Как г-но сухое с сапог...
Ну когда я этот эдипов комплекс осознаю - уже гнева значительно меньше. Ну тока это взрослый когда осознает - а ребенок если его вывести вперед - он будет очень переживать, ему не по себе конкретно. А тогда - ребенок был на первом месте, пока не сформировался невротический антисексуальный образ гиперродителя.
 

Boris

Активный участник
Василий Иванович с Петькой подглядывают за Анкой в душе в дырку.
-"Анка трусы сняла".
-"Василий Иваныч, дай посмотреть".
-"О, лифчик сняла".
-"Василий Иваныч, дай посмотреть."
-"На смотри"
-"Василий Иваныч, к ней какой-то мужик усатый подходит..."
 

Dantez

Новый участник
Хотя страх женщины был, но не физический, а скорее психологический. Т.е. как существа, от которого я не могу защитить самого себя. Т.е. того, кто вмешивается в мои эмоции и чувства, а я не могу поставить правильную границу. В частности, для защиты от манипуляций, кидалова, и т.п. И от этого хотелось вообще закрыться от отношений с женщинами вообще. Т.е. поставить барьер настолько далеко от себя, чтобы заведомо чувствовать себя в безопасности и не быть разрушенным как личность от внешнего воздействия. Но это от отношений с мамой идёт. Сейчас, когда научился более-менее нормально выстраивать границы, можно подойти гораздо ближе, не боясь за себя.

И еще страх того, что она может мной управлять, а я ей - нет. И чтобы сохранить свою независимость и не подпасть под ее власть - уход от всяких отношений. Как-то так.
Вот тоже самое я сейчас чувствую. И еще к страху добавляется обида и злость.

Плюс - реально боюсь понравиться девушкам, хотя так и тянет, что-то подсознательное.
Тоесть хочется понравиться, чтобы тобой заинтересовались - и в тоже время сам бежишь это этого.
 
Сверху