Процесс терапии

Indigo

Участник
Команда форума
Он просто красавчик :)
Мне кажется, эту статью нужно в "Острые вопросы веры". Там столько точнейших формулировок тех моментов, вокруг которых наша дискуссия шла. Так все точно.
Да, я там ссылку дал и цитату.

От прочитанного тошнота подступает к горлу прямо физически.


У меня вообще от всех статей в этой теме примерно такое состояние
Понимаю... Это говорит о степени травмы и кстати о том что она не сильно вытеснена - по-идее, если отзывается, нужно нести это в терапию. Самому работу горя проделать довольно трудно - нужен ресурс поддержки - из комментов по ссылке про духовное бегство:

А я очень долго искала среди самых разнообразных "духовных практик" путь к самой себе... Но мне повезло - у меня врождённая способность очень точно чувствовать, что человек лжёт сам себе. Как и крайне низкая толерантность к этому, к несоответствию между произносимыми словами и внутренним состоянием. И меня ещё запугивали, что вот, психотерапия - это УЖАС потому что тебе придётся ПЛАКАТЬ там, а вот мы тут только о хорошем говорим, потому что мы такие продвинутые!.. В итоге я их послала подальше с такими тараканами в голове.

И в итоге мой аналитик - вообще первый человек в моей жизни, который внутренне не противоречив )) И можно плакать сколько угодно в своё удовольствие! Сплошной позитив, в общем.
http://overcoming-x.ru/poterya-privyazannosti-i-prorabotka-skorbi-v-reparativnoj-terapii.html

Скорбь и корректирующий опыт в терапии
Человек с проблемой гомосексуальности проявляет психологические черты, характерные для всех клиентов, которые оказались втянуты в патологические переживания скорби. Сюда относится чрезмерная зависимость самооценки от мнения других людей, плохая эмоциональная адаптация, мысли о самоубийстве, нестабильность и незащищенность, сложности в установлении и поддержании долгосрочных интимных отношений. Эти симптомы являются защитой против переживаний о потере естественных привязанностей к обоим родителям. Горькая насмешка заключается в том, что человек, провозглашая себя геем (веселым — с англ.), на самом деле таким образом строит защиту от глубокой печали, стоящей за этим.

В последующем, терапевт попытается предложить «корректирующий опыт»; то есть быть для человека «хорошим родителем». Он не будет его наказывать, но будет стараться выслушивать, понять и даже придать значимость этой скорби. Терапевт также должен признать и интерпретировать первичную защиту клиента, которой является ожидание быть пристыженным за ощущение этой потери. Важнейшая функция стыда — защита от скорби. Легче винить себя (и проводить всю оставшуюся жизнь, наказывая себя за то, что не чувствовал любви), чем столкнуться с реальностью того, что «точная настройка» с родителем не произошла, что не получилось сформировать привязанность по отношению к своему отцу. Клиенту необходимо открыто поделиться страхом стыда с терапевтом для того, чтобы начать процесс выздоровления.

Глубокой проработке печали часто препятствует глубоко укоренившееся сопротивление, именно из-за сильной боли, обусловленной потерей привязанности. Клиент буквально чувствует, что если он начнет выражать свою боль, то может умереть. Это чувство укоренено в биологии и присуще групповому поведению млекопитающих. Действительно, отвергнутый член стаи правильно чувствует, что он не выживет в одиночку.

Не боль, а страх боли является основным источником сопротивления в проработке скорби. И это безысходное качество стресса понятно, потому что с детства отделение означало аннигиляцию, потерю существования. Сейчас, будучи взрослым, клиент во время терапии все еще не уверен, что он может соприкоснуться с этой глубокой болью и при этом выжить. Таким образом, не переживание заново травмы, а именно страх пережить ее обуславливает сопротивление.

Когда клиент позволяет себе почувствовать печаль и пустоту, связанную с потерей привязанности, чаще всего на поверхность выходят печаль и гнев.

Следующая стадия терапии требует значимой интеграции потери в личную историю жизни. Сейчас, будучи взрослым человеком, клиент с влечением к своему полу может воссоздать ясный связный нарратив, осознавая сейчас, в данный момент, того, что в прошлом произошла потеря привязанности.
 

Indigo

Участник
Команда форума
http://gaverdovskaya.ru/public/old/story1817.htm

Слияние - это начало. Когда меня, Меня! - еще не существует. Отногенетически и символически слияние связано с самыми ранними процессами, когда мы были так малы, что не отделяли себя еще ни от матери, ни от мира. Да и по названию ясно: слияние - это какое-то такое состояние, когда нет границ. Про слияние можно прочесть очень и очень много, не люблю дублирование. Что тут самое главное для меня, как для терапевта?



Слияние связано с одиночеством, ответственностью и свободой. Это - центральный момент всей концепции. Представьте себе: на одной чаше весов Одиночество, Свобода и Ответственность, а на другой Слияние. И Слияние перевешивает :)



Слияние - это когда я жертвую собой ради тебя, ради того, чтобы не разлепляться с тобой. Ради иллюзии «вечной» жизни и вечной «любви». Ради возможности не решать, не быть ответственным. Ради тебя позади (и вокруг) меня, ради теплого, мягкого (а может и моркого) чего-то. Чего-то бОльшего, чем я. Ради огромного аморфного Мы. Которое было раньше меня, и с которым так не хочется расставаться.



Это примерно так: Мы будем делать это потому, что ты так хочешь; Мы не будем ничего делать потому, что ты так не хочешь; Потому, что если выяснится, что между нами есть различие, оно может означать мой уход, твой гнев и мое одиночество; А одиночество означает, что дальше уже я сам буду вынужден решать, что мне делать, куда идти, и мне самому придется нести ответственность за результат; А это страшно.



Состояние слияния - это как бы длящееся обещание самому себе, что смерти не будет. Ведь то, чего нет, не может исчезнуть. На самом деле, конечно, может, исчезают же эмбироны, решившие не продолжать. Но вряд ли они успевают ощутить экзистенциальное одиночество.



Выход из слияния возможен через признание своей отдельности, за которым молниеносно следует признание одиночества, свободы и всех остальных, недоступных до того пронзительных радостей. Утешиться здесь можно только одним способом: если одиночество - это холодно и печально, то свобода - это приятное ощущение в ступнях, опирающихся на землю. Когда слияние рассеивается, можно идти куда хочешь. Потому, что не осталось никого, кто может спасти тебя от свободы (она же смерть и ответственность, но это уже слишком для короткой заметки про неинтересное слияние :)
 

Indigo

Участник
Команда форума
Витакер:

Хельмут Кайзер, о котором писал Леон Файермен в книге «Эффективная психотерапия» искал самый универсальный симптом у людей и пришел к заключению, которое мне кажется верным. Таким самым универсальным симптомом является бред слияния: если тебе удастся соединиться с твоей мамой, с Богом, с женой, которая будет постоянным источником твоей силы, иными словами, если ты откажешься от индивидуации ради уверенности, что ты принадлежишь к большей системе, тогда ты спасешься от ощущения изолированности, одиночества, тревоги.

Не менее важно попытаться открыть универсальный секрет всех семей. Что спрятано в недрах всякой семьи, словно страшная тайна, словно скелет в шкафу? Лучше всего я бы ответил на этот вопрос, воспользовавшись неопубликованными заметками Милтона Г. Миллера, бесконечно повторявшего вопрос: «Кто такие эти они?» Какие-то они так делают, какие-то они так не делают, эти они против нас, а те они за нас. Они предполагают существование некоей таинственной группы, пары, культуры, страны, семьи, соседей, но никогда не ясно, кто же имеется в виду, кто же конкретно эти таинственные, влиятельные, не дающие нам покоя другие. Может быть, они — это родственники моей жены, моего мужа? Для нее они — действительно семья ее мужа. Для него они — это семья жены. Принадлежат ли к они семья его матери, семья его отца, семья ее матери, семья ее отца, его коллеги по работе? Такое зловещее присутствие ощущает на себе каждая семья, никогда не пытаясь уяснить, что же это за призраки, а если и выясняет что-то, то сталкивается с новыми сложностями, в которых невозможно разобраться.

Если я направлюсь туда-то, поддержат ли они меня? Если я не сделаю того-то, они отвернутся от меня? Бесконечный процесс размышлений о том, что они подумают, неотделим от бесконечного разрешения вопроса о том, что надо и что не надо делать. Так надо делать; надо быть таким; надо сделать то или иное; не надо делать; не надо быть; надо быть; они хотят, чтобы я был; они хотят, чтобы меня не было. Разнообразнейшие возможности возникают, как только всерьез задумаешься об этих они.
 

Indigo

Участник
Команда форума
https://www.ted.com/talks/robert_wa...y_on_happiness/transcript?language=ru#t-24800

Итак, что же мы узнали? Какие уроки извлекли из десятков тысяч страниц информации, накопленной об их жизни? Так вот, эти уроки — не о богатстве или славе и не об усердной работе. После 75 лет исследования нам стало предельно ясно, что счастливее и здоровее нас делают хорошие отношения. Точка.

Мы усвоили три главных урока об отношениях. Первый — это то, что взаимосвязь с людьми нам очень полезна, а одиночество убивает. Оказывается, что люди, у которых сильна связь с семьёй, с друзьями, с сообществом, счастливее, здоровее физически, и живут они дольше, чем люди, лишённые общества других людей. А состояние одиночества, как выяснилось, отравляет. Люди, изолированные от других больше, чем им бы того хотелось, чувствуют себя менее счастливыми, их здоровье ухудшается раньше, функции мозга у таких людей отказывают раньше, и жизни у них короче, чем у людей неодиноких. И самое печальное то, что когда бы вы ни спросили, по крайней мере каждый пятый американец вам ответит, что он одинок.

А мы знаем, что можно быть одиноким в толпе, можно быть одиноким в браке, поэтому второй извлечённый нами урок в том, что дело не в количестве друзей и не в том, есть ли у тебя постоянная пара, а в качестве этих отношений с близкими людьми. Как оказалось, жизнь в состоянии конфликта крайне вредна для нашего здоровья. Конфликтные семьи, например, где недостаточно любви и ласки, очень пагубно влияют на наше здоровье, это, возможно, даже хуже, чем развод. А жизнь в хорошей, душевной обстановке является для нас защитой.
 

Indigo

Участник
Команда форума
Про младенческую сексуальность:

Результаты ультразвукового исследования свидетельствуют о том, что рефлекторная эрекция у плодов мужского пола имеет место за несколько месяцев до рождения, т.е. в период внутриутробного развития (Masters, 1980, Calderone, 1983). У многих новорожденных мальчиков эрекцию наблюдают в течение первых минут после родов, иногда даже до перерезки пупочного канатика. Точно так же, у новорожденных девочек в течение первых суток возможны увлажнение влагалища и эрекция клитора (Langfeldt, 1981). Таким образом, очевидно, что половые рефлексы проявляются уже в раннем младенческом периоде и даже во время внутриутробного развития.
Важный компонент младенческой сексуальности заложен в чувственной близости ребенка и родителей, которая реализуется, когда последние держат ребенка на руках, обнимают его или прижимают к своему телу (Higham, 1980). Связь между ребенком и родителями устанавливается с самого рождения и в последующем углубляется в процессе кормления, купания, одевания и других видов физического взаимодействия между родителями и новорожденным. Ребенок, лишенный в младенчестве родительского тепла и других форм связи с отцом и матерью, впоследствии может испытывать трудности при вступлении в интимные отношения с другими людьми, или, как полагают, не получать удовлетворения от собственной сексуальности (Ainsworth, 1962; Hanlow, Harlow, 1962, Trouse, Kennel, Klaus, 1977; Money, 1980).
Совсем маленькие дети совершенно естественно реагируют на разнообразные источники физических ощущений теми или иными формами полового возбуждения. Например, при кормлении ребенка матери нередко замечают сильно выраженную эрекцию, что вызывает у некоторых из них тревогу как ненормальное явление. На самом же деле, ощущение тепла и мягкости материнского тела, к которому его прижимают, вместе с интенсивной нервной стимуляцией, источником которой служит сосание (в губах очень много чувствительных нервных окончаний), вызывает поток сигналов, направленных в мозг. где они интерпретируются как приятные и активируют половые рефлексы. Столь же обычны эрекция клитора и увлажнение влагалища во время кормления новорожденных девочек. Таким образом, данное явление не свойственно какому-то одному полу, хотя эрекция полового члена выражена гораздо сильнее и, следовательно, лучше заметна. Сходные проявления рефлекторной половой активности наблюдаются при купании, припудривании, пеленании или игривом подбрасывании ребенка. Важно, однако, подчеркнуть, что "ребенок еще слишком мал, чтобы осознавать происходящее, в связи с чем нельзя говорить о пробуждении у него каких бы то ни было социально и сексуально обусловленных эротических переживаний" (Martinson, 1981). Реакция родителей, наблюдающих все эти половые рефлексы, служит важным компонентом самого раннего сексуального опыта ребенка. От матери или отца, выказывающих излишнее беспокойство или неодобрение по поводу виденного, ребенку может передаваться состояние дискомфорта, тогда как от спокойно реагирующих родителей ребенок получает как бы сигнал одобрения своей сексуальности.
Как знает любой наблюдательный родитель, маленькие мальчики и девочки начинают трогать и тереть свои наружные половые органы как только у них развивается необходимая координация движений, что иногда это приводит к оргазму у детей первого года жизни. Возникает вопрос: каков смысл такого поведения? Может быть, ребенок попросту исследует свое тело, и вероятность дотронуться до той или иной его части (локоть, живот, наружные гениталии) примерно одинакова? Или такое поведение содержит элемент сексуальности и получаемое чувственное удовольствие заставляет ребенка снова и снова прибегать к самостимуляции?
Ребенок не может ответить на эти вопросы, однако имеются данные в пользу второго предположения. Маленькие дети "выражают радость при стимуляции их гениталий" (Kaplan, 1974). Бэкуин отмечает, что "дети выказывают крайнее раздражение при попытке прервать" занятие мастурбацией и добавляет, что самостимуляция может повторяться "несколько раз в день" (Bakwin, 1974). К третьему или четвертому месяцу жизни самостимуляция наружных половых органов сопровождается улыбкой и звуками, выражающими удовольствие (Martinson, 1980). К концу первого года жизни ребенок начинает рассматривать свои гениталии при купании или раздевании. Игра гениталиями чаще встречается у детей, растущих в семьях, нежели у посещающих дошкольные учреждения (Spitz, 1949). Это подтверждает, что связь ребенка с родителями играет ведущую роль в последующем развитии сексуальности.
Родители очень маленьких детей реагируют на описанные проявления полового поведения по-разному. Некоторых это забавляет, других удивляет, третьих тревожит, особенно если они не понимают, что все это - совершенно нормальные признаки развития ребенка.
(Источник: Сексологический словарь)

http://dic.academic.ru/dic.nsf/seksolog/917
 

Indigo

Участник
Команда форума
О стыде

В этой статье о человеческом стыде я предлагаю остановится на внешних проявлениях стыда, но в начале я предложу свою собственную гипотезу о связи гнева и стыда. Физиологические основы чувства стыда имеют схожесть с двумя другими чувствами: гневом и страхом.

Так при гневе происходит выброс энергии, но эта энергия не находит выхода, а сковывает тело, а это характерно для страха. Но если при страхе замирание процессов в организме происходит сразу, то при стыде, наоборот, организму приходится сдерживать большее количество энергии, чем ранее имелось. Напомню, что функционально стыд имеет защитную направленность. Это защита от насилия и отвержения. Исследователи подтверждают раннее происхождение стыда в развитии личности

Именно тогда, когда ребенок впервые сталкивается с угрозой своей целостности или угрозой бросания или отвержения. В отдельности эти угрозы будут формировать другие реакции. В частности, гнев и страх брошенности. Но если они существуют вместе, а именно так часто и бывает, то тут приходится иметь дело с двумя достаточно сильными воздействиями со стороны более сильной и значимой фигуры, каждая из которых вызовет свою реакцию. При насилии и нарушении границ естественной реакцией является гнев. А в случае бросания - страх. Если к этому добавить унижение или принижение, то составляющие этого "коктейля" должны вызвать реакцию, которая подавит гнев и перенаправит его извне вовнутрь.

Частый случай, когда родитель кричит или бьет ребенка, но в случае сопротивления с его стороны проявляет еще и насилие в виде унижения. "Да как ты посмел? Кто ты такой? Ты не имеешь права! Ты -ничтожество" Это и есть место рождения стыда. Возникший гнев не находит выхода для защиты границ, но не может исчезнуть. А значит энергия гнева будет направлена вовнутрь.

Происходит расщепление внутри личности на агрессивный интроект, который будет обвинять и стыдить, и на ущербную жертву, которая будет чувствовать свою ничтожность. Так внутри ребенка сформировался механизм, который будет защищать его от внешней угрозы простым способом, который можно выразить пословицей "бей своих, чтобы чужие боялись".

Когда мы бьем сами себя, то мы можем контролировать силу удара, а это гораздо безопаснее. При условии, что мы, имея внутри эту систему стыда, не рассматриваем вариант отсутствия угрозы, то есть мы ее ждем, то включаем стыд при малейшей угрозе. Вот так здоровый гнев превращается при добавлении страха в стыд...

Как его распознать? Поработаю мисс Лайтман (сериал "Солги мне"). Для этого напомню , что стыд характеризуется самой высокой скоростью проявления и невероятной силой боли.

Контролировать стыд практически невозможно. Может быть поэтому его и легко увидеть. Но не всегда мы понимаем, что это стыд. Всем нам знакома главная реакция стыда - это покраснение щек. Вспоминаем, что организм выбрасывает энергию. В основе лежат биохимические процессы, в результате которых она образуется. Эта энергия фокусируется при гневе в области конечностей, а при стыде только в области головы. Конечности же, наоборот, замирают как при страхе. Бесстыжие люди не краснеют. Но это не значит, что они не испытывают стыд. Он у них очень подавлен и может быть не виден. Так происходит, например, у толстяков. Их подавленный в стыде гнев переместился в такую область самоповреждения, которую специалисты называют пищевым поведением. Поэтому не верьте распространенной ошибке, что толстяки люди очень добрые. Невозможно быть добрым к другим, будучи очень недобрым к себе.

А стыд не живет вместе с добротой и эмпатией. И поверхностная веселость, чаще ироничность, отнюдь не признак доброты. А проявление защитного механизма. Но надо отдать должное людям с лишним весом в том, что они умеют сдерживать импульсы гнева по отношению к другим достаточно хорошо. Правда, это стоит им собственного здоровья. Так как весь гнев они направляют на себя. А вот очень худые люди, страдающие высоким уровнем внутреннего стыда, часто как раз наоборот не щадят чувства других. Этим они защищают себя от разрушения, причиняемого стыдом в виде саморазрушения перееданием.

Напомню, что стыд является одним из главных компонентов в формировании нарциссического расстройства личности.

А нарциссизм бывает явный и скрытый. Например, вы замечали, как кто-то покрывается красными пятнами при разговоре. Вы можете заключить, что перед вами исключительно скромный человек. Только при чём здесь скромность? Напомню официальное определение скромности, данное в этическом кодексе Национальной ассоциации психологического консультирования. "Скромность - это адекватное признание сильных и слабых сторон личности".
Поэтому эти пятна есть признак того, что внутренний критик стыдит внутреннего ребенка за любое несовершенство. Хочу также напомнить, что когда речь идет о стыде, то имеется ввиду именно требование совершенства. Это легко проверить. Попробуйте поговорить с внутренним критиком и задать ему конкретные вопросы по поводу его претензии к вам. Вы будете очень удивлены тем, что аргументов у него нет. Только эмоции, агрессия и ярость. Его цель не сделать вас лучше, а унизить и причинить боль. Зачем, это вопрос для отдельной статьи. Но не стоит в этом разбираться. Стыд надо остановить. Так же быстро и так же жестко, как занесенный над головой топор. Нет времени на объяснения и оправдания. Тем более, что приговоренный не виноват.

Другие невербальные сигналы стыда:
Отведенный взгляд
Бегающие глаза
Поджатые губы
Выражение легкой иронии или снисходительности
Презрение
Взгляд сверху
Потупленный взор
Резкое переключение темы разговора
Убегание (исчезновение) из контакта, часто трудно объяснимое логически
Резкие перемены в мотивах, решениях, желаниях
Нападение без оснований
Обидчивость

Я понимаю, что перечисленное немного напоминает "окрошку", но метод доктора Лайтмана в жизни не работает.

Чтобы считывать чувства надо развить в себе эмоциональный интеллект, а не наблюдательность и логику. Поэтому моя рекомендация тем, кто хочет распознавать стыд, прежде всего лучше узнать его в себе. А затем уже внимательно присматриваться и "принюхиваться" к тем проявленным реакциям человека, у которых есть пару признаков стыда, отличающих его от других чувств: очень высокая скорость и резкость изменении вектора, а также поверхностная неясность. Из-за высокой скорости трудно проследить логику процесса.

Но если вы будете знать о существовании внутреннего стыдящего Родителя и искать его, то ответите на многие вопросы о поведении или решениях другого человека, которые были для вас до этого трудно объяснимы.

Главное действие стыда - пресечение удовольствия. И поэтому именно стыд, а точнее страх его испытать, является наиболее частой причиной несвершившихся достижений. Именно он не дал многим людям что-то создать , совершить, достичь или преодолеть.

Ведь рост и достижения приносят удовольствия... Стыд - отец несбывшихся мечтаний и нереализованных судеб. И за это с ним не стоит церемонится. И помните о том, что стыд не помогает. Его количество не должно превышать "фиговый листок".

https://psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/styd-iznanka-i-oblozhka-ubiytsy/
 

Indigo

Участник
Команда форума
Еще на тему "духовного избегания"
«После многолетней практики в буддистских монастырях Таиланда, я мог с легкостью включать сотни живых существ в свою медитацию любящей доброты, но совершенно не понимал, как общаться с другими людьми»
Джек Корнфилд, американский учитель буддизма, психотерапевт, книга «Путь с сердцем»

Множество путей лежит перед человеком, мужчиной или женщиной, юным или в годах, принявшим решение сделать свою жизнь иной. Действительно ИНОЙ – не просто с понедельника, а желающего реальных перемен в своей жизни.

Для того чтобы это намерение стало успешным необходимо ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ ЖЕЛАНИЕ, МУЖЕСТВО, РЕШИМОСТЬ ДЕЙСТВОВАТЬ, И ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК. Другой человек – это конечно собирательный образ – их, других на пути к изменению множество. Есть еще одна важная, необходимая вещь, которая обязательно приходит на пути «с сердцем». Это понимание, или знание. Это знание про себя, свои чувства, мотивы поступков, свои ограничения и ресурсы, свои табу и разрешения. Это знание приходит постепенно с движением по пути – чем больше я знаю и принимаю себя, тем больше свободы и возможности в моей жизни, тем спокойнее и свободнее я принимаю других людей.


То, что я сейчас написал – банальность, известная за сотни лет до моего рождения и повторенная многократно. Зачем повторяюсь? По нескольким причинам – для меня это не просто слова, а нечто проживаемое и принимаемое, не декларация, а жизненный опыт. Вторая причина – давно хочу написать о других путях, которые декларируя похожие вещи, создают обманку, заманчиво блестящую оболочкой с разными надписями. И еще одно – в своей жизни я точно имею опыт «духовного избегания», и чувствую, что эта тема для меня самого актуальна.

Работая с клиентами в своей психотерапевтической практике, неоднократно приходилось сталкиваться с теми, кто проходил ребефинг, различные телесные практики, холотропное дыхание. С большим интересом я слушал их рассказы о необычных переживаниях, образах, видениях. Однако с течением времени, обратил внимание, что часто реальная жизнь этих людей не изменялась. На вопрос, «что означают для вас эти образы и переживания?», мой клиент красноречиво пожал плечами – «было круто». Для меня ответ лежит в области знания, то есть осознания, усвоения полученного опыта. При отсутствии интернализации полученных, тем или иным путем знаний, невозможно их использовать. А процесс осознавания предполагает нелегкий и небыстрый процесс, где главный «труженик» человек желающий изменений, а психотерапевт не шаман и не гуру, а лишь «подсобник». Правда от профессионализма, и честности «подсобника» зависит так же немало.

Медитация, чтения мантр, занятия йогой, различные трансцендентные практики, чтение духовных книг, паломничество в Почаевский монастырь, к Папе или к Далай-Ламе, сами по себе не приводят к изменениям. От многократного произнесения слова «халва» сладко во рту не становится.

Интересуясь Непалом, попал я на рассказ о путешествии в эту страну с фотоотчетом. Прекрасный был отчет, фотографии здоровские. Одна из рассказчиц, ведущая йога студии, с ужасом рассказывала, о том, что некоторые, нехорошие люди едят мясо яков. При этом, она все больше возбуждаясь, повторяла «мясо, мясо». К концу этого эпизода у меня возникло стойкое ощущение, что этого самого «мяса» ей в настоящей жизни очень хочется.

В путешествии по Индии я провел некоторое время в компании йогов из Одессы. Один из них не только не употреблял мяса, но и несколько месяцев практиковал воздержание от секса. Его анекдоты на эту тему и взгляды на проходящих дам, не оставляли сомнений в искусственности его собственного запрета.

Примеров таких множество, уверен, не у меня одного. Зачастую выбор такого «духовного» пути выглядит как избегание признания и решения настоящих проблем, как бегство от реальных выборов и ответственности.

Осознавание себя и своего опыта превращает декларации в настоящую ценность. Мой клиент (рассказ привожу с его разрешения), искренне верующий христианин, на одной из встреч сказал следующее: «Я понял смысл заповеди «Возлюби ближнего, как самого себя»! Ведь сначала мне нужно научиться любить себя и только тогда я могу любить и других.»

Хочу продолжить цитатой из интервью с Джоном Уэлвудом, специалиста по изучению взаимоотношения между западной психотерапией и буддийской практикой. (взято из www.derevo-peremen.kiev.ua/stati/psikhologiya/114-w)

«Духовное избегание является термином, который я ввёл для описания процессов, наблюдаемых мною в буддийской общине, где я пребывал, а также в самом себе. Хотя большинство из нас искренне пытаются работать над собой, я заметил широко распространившуюся тенденцию использовать духовные идеи и практики для того, чтобы обойти или избежать встречи с неразрешёнными эмоциональными проблемами, психологическими ранами и непройденными вехами развития.

Когда мы при помощи духовности избегаем чего-либо, мы обычно используем цель пробуждения или освобождения для рационализации того, что я называю преждевременной трансценденцией (premature transcendence) — попыткой возвыситься над сырой и мутной стороной нашей человечности прежде, чем мы полностью к ней обратились и примирились с нею. И в таком случае мы склонны использовать абсолютную истину для того, чтобы принижать или отрицать относительные человеческие потребности, чувства, психологические проблемы, сложности в отношениях и дефекты развития.»


https://psy-practice.com/publications/prochee/duhovnost_i_ili_protiv_psihoterapiya/
 

Indigo

Участник
Команда форума
Еще о стыде:

Замереть, чтобы исчезнуть. Когда стыд отбирает жизнь
Стыд отличает нас от животных и делает людьми. Стыд актуален, если мы живем в обществе. Если мы одни на необитаемом острове - вопрос стыда будет мало нас беспокоить.

Прежде всего, стыд обеспечивает остановку. Представьте, как работают тормозные колодки в автомобиле. Колеса крутятся, крутятся и тут что-то механически начинает их тормозить, некоторое статическое приспособление, постепенно давящее на колесо и заставляющее сбрасывать скорость, проще говоря - мешающее ему крутиться.

Примерно так работает чувство стыда в организме человека - оно останавливает активность, вызывая некоторое онемение, напряжение мышц - блокирующее движение вперед, возбуждение и агрессию.

Стыд как бы сообщает нам, что есть какие-то полезные, хорошие действия и формы жизни среди людей, а есть - не полезные, неценные, «плохие».

Именно благодаря чувству стыда мы ведем себя «прилично». Мы можем создать общество, границы, системы, принципы, иерархию и т.д. Мы знаем, в каких рамках должны быть, как проявляться, чтобы быть принятыми другими людьми, чтобы оставаться с ними в отношениях и получать защиту и поддержку.

Мы не выходим на улицу голыми, здороваемся, выполняем правила приличия. В театре, к примеру, отключаем мобильный телефон. Соблюдать это нам во многом помогает именно чувства стыда, которое основывается на переживании некоторой собственной «хорошести» и уместности в обществе.

Все, что описано выше касается сугубо регуляторного, то есть здорового чувства стыда человека.

Нездоровый или токсический стыд
Когда мы растем, как и за что стыдиться мы узнаем, прежде всего, от родителей. Где та «мера» стыда, которая поможет остаться в обществе людей, при этом не помешает жить и удовлетворять свои потребности.



Но очень часто со стыдом бывают сильные перекосы. И родители приучают своих детей стыдиться гораздо больше, чем нужно. Тогда в жизни такого человека могут наступить самые, что ни на есть, тяжелые времена. Ведь он не может в полной мере удовлетворять свои потребности, его организм начинает замирать там, где можно жить, останавливаться там, где дорога открыта.

Токсический стыд проявляется в таких ситуациях, когда головой понимаешь, что вроде бы все нормально и ничего страшного нет, но почему-то «рот открыть» не можешь.

Не можешь что-то кому-то сказать. Не можешь подойти к девушке и познакомиться. Не можешь попросить. Просто тело как бы не пускает туда, хотя голова понимает, что очень хочется...

Виды стыда
Стыд можно разделить на категории:

1. Конфлюэнтный. От слова «конфлюэнция» - слияние. Есть такие семьи, где все построено на слиянии. То есть, чтобы выжить вместе, мы должны быть одинаковыми - одинаково себя вести, думать, обустраивать жизнь, одинаково хотеть и чувствовать. Если кто-то «выбивается» из общей массы - это тревожный знак, ведь система может развалиться. Примером такой конфлюэнтной семьи есть бывшее советское общество, где люди получали одинаковые зарплаты, ходили в одинаковой одежде и даже одни и те же ключи подходили к разным квартирам (как было показано в полюбившемся многим фильме Эльдара Рязанова).

В конфлюэнтных семьях развивается конфлюэнтный стыд - то есть стыд быть собой. Ведь помимо того, что мы все похожи друг на друга, мы еще и все очень разные. И у нас могут быть совсем разные потребности в разные моменты времени. Но конфлюэнтный стыд не дает нам почувствовать свою автономию, нам нужно быть такими, как другие, чтобы не быть отвергнутыми ими. Иначе - мы будем переживать мучительное чувство ужаса от собственной неуместности и страх отвержения.

Стыд сильно связан со страхом отвержения. Если мы очень боимся быть оставленными и брошенными, мы непременно будем стыдиться собственной инаковости и неудобности для других



2. Интроективный стыд. Если конфлюэнтный стыд имеет диффузный характер, то есть мне стыдно в принципе за то, что я есть такой, то интроективный стыд более локален. Он связан с некоторыми стереотипами, правилами, установками (интроектами), которым нас научили. Собственно, эти установки хорошо выявляются под словами «нельзя» и «надо», которое часто любят говорить мамы и папы. «Нельзя говорить плохие слова», «нельзя кричать на маму», «нельзя шуметь», «надо быть послушным, тихим», «надо слушаться маму», «надо хорошо себя вести» и т.д. Интроективный стыд всегда привязан к предметам, событиям, обстоятельствам. Его можно перестать чувствовать, изменив форму поведения - то есть, перестав как-то себя «плохо» вести или начав что-то делать «хорошо» соответствовать (интроекту). Перестал, к примеру, кричать на маму - все, молодец, от стыда избавился!

3. Проективный стыд. Этот вид стыда связан не столько со смысловой нагрузкой, сколько с его носителями. К примеру, встречаем мы кого-то, и нам кажется, что именно этот человек точно будет нас за что-то осуждать. Мы этого, конечно, наверняка не знаем, но чувство стыда испытываем. Как два подростка, которые закрылись в комнате и целуются, могут фантазировать и боятся, что «кто-то» зайдет и будет их стыдить, останавливать, осуждать. Здесь работает механизм проекции - основной, по сути, на котором построена работа психики. Только то, что есть внутри нас мы можем видеть во внешнем мире. Если мы откуда-то знаем (интроективный стыд), что целоваться в комнате нельзя, то мы будем проецировать это знание на тех, кто может зайти и увидеть. И конечно, переживать при этом некоторую остановленность - замирание в теле, сбой в дыхании.

4. Ретрофлексивный стыд. От слова ретрофлексия - «поворот на себя» то есть обращение выданной организмом энергии назад, в себя. В принципе, любой вид стыда можно назвать ретрофлексивным, поскольку этому чувству свойственна остановка энергии и накопление ее в теле. Но здесь этот вид выделен для того, чтобы подчеркнуть возможные последствия сильного стыжения, выраженного в соматизации, болезнях, а порой - дезорганизации психической деятельности. К примеру, панические атаки - хороший вариант последствий ретрофлексивного стыда, когда стыда настолько много, что организм реагирует сильными телесными реакциями.

Чего мы стыдимся больше всего
Когда я работаю с клиентами, то каждый в какой-то момент приносит свою «историю стыжения». Мы скрупулёзно и внимательно разбираем ее детали. Во многих случаях я слышу похожие темы, чего часто стыдятся женщины, а чего - мужчины. Здесь я выделила основные моменты, за которые чаще всего стыдят и от чего мучаются люди. Безусловно, что у каждого - свои оттенки, особенности. Это довольно грубые обобщения, которые возможно, смогут помочь вам где-то увидеть себя.

Стыд неудачи (ошибки, провала)
Наверное, это самая популярная тема для переживания стыда, возможно, в жизни каждого человека имеется такой опыт - когда было стыдно за то, что где-то дал слабину, не успел, не смог, не выполнил, не победил...

Стыд неудачи часто свойственен мужчинам, но и многие женщины могут страдать от него.

Стыд провала обычно связан с требованиями, которые мы себе предъявляем. И если эти требования слишком жесткие, завышенные, то мы непременно будем чувствовать дикий дискомфорт от их невыполнения, а также страх вообще чем-либо заниматься, страх вновь пережить это сильное чувство ничтожности.



Актуализированный стыд неудачи проявляется у тех людей, от которых в детстве ожидали более быстрого развития, чем ребенок мог предоставить. Эта частая ловушка родителей, когда ценностью является рост и развитие (как фактор здоровья), и соответственно - не-ценностью - простое «топтание на месте» или же просто присутствие ребенка в какой-то точке какое-то время. Именно из тревоги о риске недоразвитости мамы отдают еще совсем маленьких детей в садики, школы, на курсы развития. И тем самым оказывают своим детям медвежью услугу. Ребенок начинает учиться предъявлять к себе более высокие требования, чем он в этот момент времени может обеспечить.

Во взрослом возрасте такой человек боится остановок, боится неудач, боится затормозиться, выдать худшие результаты. Ведь за это мама его отвергала, она тревожилась и не позволяла ему просто быть таким, как получается. Нужно было все время идти вперед.

Стыд сексуального возбуждения
«А Верка-то из пятого подъезда, точно проститутка!». Возможно, каждый из нас хоть один раз в жизни слышал что-то подобное от престарелых тетушек на лавочках во дворе.

Эта история - яркий пример нереализованного сексуального возбуждения этих женщин. Ведь признать свое возбуждение - очень стыдно, легче и безопаснее спроецировать его на молодую соседку.

Стыд сексуального возбуждения свойственен людям из постсоветского общества - и мужчинам, и женщинам.

Мы на клеточном уровне знаем: переживать сексуальное возбуждение нельзя, а быть замеченным в возбуждении - смерти подобно!



Если вдруг у меня родилось возбуждение к женщине - я должен непременно заняться с нею сексом, а если это сейчас невозможно - подавить в себе любое к ней притяжение, сбежать, исчезнуть, окаменеть!

Токсический стыд собственного сексуального возбуждения возникает из первого опыта отношений между мальчиком и мамой, девочкой и папой. Если ребенка стыдили и отвергали (сторонились) за первые детские попытки реализовать свое возбуждение к взрослому противоположного пола, он будет также стыдится в отношениях с другими мужчинами и женщинами.

Например, мама, заметив, что у сына уже начинает происходить эрекция, отдаляется от него, перестает всячески прикасаться, боится даже подходить близко. При этом мальчик может глубоко обижаться, считывая такое отвержение и всячески подавлять свое сексуальное возбуждение (оставаться маленьким мальчиком), чтобы быть принятым и близким к маме.

Или девочка, проявляя интерес и заигрывая с папой, может натыкаться на «замороженное» состояние отца, который начинает очень сильно напрягаться и пытаться как-то избежать и увильнуть от неприятного сочетания стыда и возбуждения к собственной дочери. Отец становится очень формальным, строгим, неспособным на нежность и тепло. Девочка понимает: свое возбуждение нужно скрывать, себя держать в рамках, при этом чувство глубокой обиды, непринятия не покинет ее и в отношениях с ее будущими мужчинами. «Нельзя быть возбужденной женщиной рядом с мужчиной» - вот такой плачевный итог этой подсознательной установки.

Часто, именно такие пристыженные в возбуждении мужчины и женщины создают пары. Им просто безопасно вместе - они оба стыдятся одного и того же и поэтому очень заботятся о том, чтобы обходить «стыдные места».



При этом каждый может чувствовать свою внутреннюю неудовлетворенность и пытаться смотреть «на сторону», на других женщин и мужчин. Или удовлетворяет свой интерес где-то в виртуальной реальности - например, просматривает порнофильмы, где можно хоть как-то слиться в переживании возбуждения с актерами и позволить себе, наконец, в полной мере переживать свое собственное.

Стыд быть слабым - морально и физически
Нельзя быть слабым. Слабые - физически и морально - люди никому не нужны. Если ты заметил в себе слабину - ее нужно срочно преодолеть и обязательно скрыть от других!

Это очень жестокие и кощунственные установки. Они часто преследуют мужчин, но свойственны и женщинам.

Показать свою уязвимость - страшно. Этому учат нас наши родители, которых воспитывали их родители, пережившие войну. А там действительно нельзя быть слабым. Убьют.



Вся досада в том, что стыд собственной слабости оставляет нас в глубоком одиночестве - без поддержки, ласки, сочувствия, тепла, опоры - когда это все как раз очень необходимо нам! Это как оставить больного гриппом без чая, лимона, теплой постели, а заставить идти на улицу и работать. Часто люди, стыдящиеся собственной слабости, очень быстро выгорают, не замечая и не уважая собственных ограничений, - они фактически убивают себя.

Стыд быть отвергнутым другими
Получить отвержение, услышать в ответ слово «нет» - именно этого мы может очень сильно бояться и стыдится. Как будто бы после отказа и отвержения наша личная ценность как-то рушится, мы уже не можем быть такими, как были прежде, мы становимся хуже, неважными. Поэтому, боже упаси, этот отказ получить. Я лучше никогда не спрошу, никогда. Только бы не услышать ответ «нет»...

Если меня отвергают, значит, я плохой и непопулярный. А должен ведь нравиться всем, быть идеальным для всех!

Если я хочу быть принятым, я должен быть каким-то уникальным, нужным, важным для всех вокруг. Ну, прямо как стодолларовая купюра!

Правда в том, что невозможно всегда всем целиком и полностью нравится. И отвержения во взрослой человеческой жизни, на самом деле, много. Иногда, испытывать стыд за то, что тебя отвергли, - это попытка защититься от более тягостных переживаний - обиды, тоски, боли, печали, бессилия.

Я как психолог, конечно, работаю с темами стыда со своими клиентами. Это распространенная тема, которая возникает в процессе исследования себя и своих проявлений. Как обнаружить стыд, как его разрешить проживать, как им пользоваться - в каких случаях, с кем, зачем. Как перевести форму токсического стыда - в регуляторную его форму. Это все достигается благодаря психотерапии.

https://psy-practice.com/publicatio...-ischeznut-kogda-styd-otbiraet-zhizn-chast-1/
 
Последнее редактирование:

Indigo

Участник
Команда форума
Иллюзии, разбитые терапией

Я хорошо помню первые полгода своей терапии. Я испытывала огромное воодушевление, и вообще будущее казалось многообещающим, а в воздухе чувствовалось какое-то волшебство. Позже я поняла, что состояние это во многом было связано с множеством иллюзий, которые ожили и зашевелились в предвкушении, как они скоро сбудутся )) Расшибаться об иллюзии было весьма болезненно, и внутренние синяки на местах ударов до сих пор иногда чувствуются :)

Нижеперечисленные иллюзии и сделанные выводы - это мой субъективный опыт. Мне интересно, было такое у кого-нибудь еще?

Иллюзия №1: Я решу все свои глобальные проблемы за три... максимум, за четыре месяца.

Правда: нельзя похудеть на 50 кг за месяц с закрепленным результатом и без ущерба для здоровья. Чем больше у проблемы стаж, тем больше она требует времени, и для проблем, которые с детства тянутся, принцип "тише едешь - дальше будешь" является самым главным. В такого рода проблемах потянешь за одну ниточку - вытащишь огромный, болезненный клубок всего на свете, который надо терпеливо и бережно распутывать.

Минус: чувство глубокого разочарования в терапии и ощущение неподъемности задачи решить свои проблемы
Бонус: если идти вперед, то с каждым шагом становится легче, и если не останавливаться, то это реальный шанс создать для своей личной истории новое продолжение и новую концовку - не те, которые достались в наследство от родителей, и не те, которые диктует травма, а те, которая наиболее согласуется с твоими желаниями и ценностями. Это большой шанс прожить свою жизнь.

Лично я вижу еще один бонус - который может быть не для всех бонус - я чувствую, что из-за особенностей моей личной истории, мне по жизни очень мало досталось личного, безраздельного, безоценочного внимания и эмпатии, поэтому терапия для меня в том числе и способ дополучить его в чистом виде.

Дополнение: сейчас есть методы, которые могут ускорить процесс - например, EMDR или нейро-фидбек. Про нейро-фидбек я попозже напишу, потому что я еще свой курс не закончила.

Иллюзия №2: Главное - поскорее ампутировать у себя те части личности, которые мешают мне стать великой и могучей.

Правда: в психике ничего нельзя оторвать и выбросить, а также в психике нет "плохого" и "хорошего" - есть только то, что уже не работает и пока работает. То, что уже не работает - надо укреплять и доращивать.

Минусы: процесс, мягко скажем, не быстрый.
Бонус: маленькая коробочка "внутренних богатств" в итоге становится внушительной сокровищницей из открытых в себе талантов, способностей, инструментов для решения широкого круга задач.

Иллюзия №3: Как только я найду корни своих проблем, они сами по себе решатся, от одного осознания их причин.

Правда: осознание причин - это только отправная точка. Дальше следует работа по достраиванию нужных частей психики.

Минус: трудный, местами болезненный процесс, включающий в себя многие неприятные открытия о своем прошлом, слабых сторонах своей личности, слепых пятнах своего мировосприятия
Бонус: вещи, которые раньше казались абсолютно невозможными, начинают в жизни реализовываться, что значительно улучшает самооценку и уверенность в своих силах

Иллюзия №4: "Как только я найду в себе хорошее, весь остальной мир немедленно обратит на меня взор и тут же меня полюбит" a.k.a. "Главное, полюбить себя - и тогда тебя гарантированно полюбят все".

Правда: У людей, как и у меня, есть свои личные границы и свои предпочтения, и, если ты не стодолларовая купюра, то всеобщей любви не случится. Однако, если хорошо себя понимать со всеми особенностями, то можно найти "своих" - людей, как я их называю, "со своей планеты" - с которыми совпадает.

Минус: Надо прилагать немалые усилия для того, чтобы найти "своих".
Бонус: Общение со "своими" - это кайф!

Иллюзия №5: Ладно, родители в моей психике наломали дров и оставили много дестроя, но зато теперь я, вооружившись психологическими знаниями, все в себе сама починю так, словно ничего никогда не было сломано.

Правда: Оторванная в детстве конечность никогда не вырастет. Максимум, что можно сделать - это высокотехнологический бионический протез.

Минус: Место стыковки протеза с телом при нагрузках будет побаливать.
Бонус: Протез и его создание дает немало преимуществ перед теми, у кого с детства все на месте.

Я бы добавила иллюзию, что "Другого человека можно изменить", но это не совсем полностью иллюзия. Иногда, когда один в паре меняется, начинает меняться и второй - и даже, бывает, в лучшую сторону.

http://transurfer.livejournal.com/253998.html?nojs=1
 

Indigo

Участник
Команда форума
Паника диалектики

Попытка разрешить жизнь как задачку несостоятельна. Процесс встречи с диалектикой, которую несет нам жизнь, бесконечен, неразрешим и малодоступен пониманию. Попытаюсь показать это почти графически.

До своего рождения ребенок в утробе матери без слов говорит: Я слишком большой для того, чтобы оставаться тут, – и внезапно чувствует в панике: Меня выталкивают. По мере того, как ребенок все увеличивается и увеличивается, комфорта становится слишком много, что стимулирует индивидуацию, отделение. А когда начинаются роды, боль и травма такого переживания ведут к еще большей панике. Холодный воздух, нехватка кислорода похожи на предупреждение о том, чего ждать от будущего. Ребенка подносят к груди, и он говорит: Я слишком голоден, чтобы быть в одиночестве. Она прекрасна. Следующий шаг: А как здорово двигаться. И: Я не позволю ей держать меня в плену. Тут выплывает другая сторона диалектики: Но я ведь вовсе не хочу, чтобы она ушла. Когда она возвращается: Хорошо, когда тепло, и еда, и эти тум-тум, которые я привык слушать целых девять месяцев.

И опять диалектическое сальто: Я хочу пошевелиться еще. Обратный ход: Хочу еды и тепла. С каждым возвращением к груди матери у ребенка появляется все больше смелости уйти подальше. И на новом уровне приходит открытие другого человека. Ух, она движется со мной. А это ведет к еще большей смелости отделяться. Какое чудо ползать. Я уползу. Надеюсь, она меня не потащит назад. А как здорово снова быть рядом с нею. Наверное, надо уползти подальше, потому что тогда она придет и возьмет меня на руки и мы поиграем. Со временем младенец открывает еще одного человека, с которым можно играть: Ой, а он тоже теплый.

И наступает индивидуация. Я хочу ходить. Ух ты, он помогает мне. С ним я могу дальше уйти от нее, но он не такой славный, как мама. Правда, сейчас не она сразу подошла ко мне, когда я закричал, а он. В следующий раз буду плакать для него, а она будет виновата. Хоть бы она была не далеко. Ого, может быть тепло и с тем, и с другим. Здорово! А я буду между ними. Или я могу уйти и вернуться, и снова будет тепло. Могу даже спрятаться, как она, да и как он тоже. Мы похожи? Мы принадлежим друг другу, наверное. Здорово, но я еще раз спрячусь. Мы – это мы, а кто эти? Я спрячусь, а потом снова появлюсь. Может, они тоже со мной поиграют.

Диалектика началась, как приливы и отливы: Я и Мы; безопасность и путешествие, и у всего свои радости и свои ужасы, а диалектика неразрешима. Когда существует лишь безопасность – это рабство. А только путешествие – страх и смерть. Такие колебания за-хватывают, но ответа не существует, есть лишь порыв, придающий смелости двигаться вперед, к твоему собственному праву решиться на следующий шаг, на новое открытие и новое дерзновение.

Витакер
 

Indigo

Участник
Команда форума
Сила уязвимости http://olgapisaryk.livejournal.com/95041.html

Мы берем жир из попы и переносим его в щеки.
И я надеюсь, что через сто лет, оглядываясь назад, люди будут удивляться: "Вот это да!"


Мы здесь ради отношений. Отношения - цель и смысл нашей жизни. В этом вся суть. Не важно, общаешься ли ты с людьми, которые работают в сфере социальной справедливости, психического здоровья, насилия и беспризорности, мы знаем, что отношения, способность ощущать привязанность - это то, как мы связаны на уровне нейробиологии, это то, почему мы здесь. Поэтому я подумала: "Знаете что? Я начну с отношений!"

Вам знакома такая ситуация, когда начальник оценивая вашу работу, говорит, что вы отлично справляетесь с 37 пунктами, кроме одного, где есть "возможность для роста"? И всё, о чем вы можете думать, это эта самая "возможность для роста"? Так вот, моя работа пошла таким же путём. Потому что, когда я спрашивала людей о любви, они рассказывали мне о разбитых сердцах, когда я спрашивала людей о принятии, они рассказывали мне о самых мучительных переживаниях отверженности, и когда я спрашивала людей про отношения, они рассказывали мне истории про утрату отношений.

Очень быстро - через 1,5 месяца после начала исследования - я наткнулась на безымянное понятие, которое раскрывало отношения с такой стороны, которую я не понимала или никогда не видела. Поэтому я отошла от своего исследования и стала разбираться, что это такое. Оказалось, что это - стыд. Стыд - это страх утраты отношений. Есть ли во мне что-то такое, что может сделать меня недостойным отношений с другими людьми, когда они об этом узнают? О стыде я могу вам много чего рассказать: это глобальное явление, присутствует у всех. Не чувствуют стыд только те люди, которые не способны сочувствовать или вступать в отношения. Никто не хочет об этом говорить, и, чем меньше об этом говорят, тем больше оно присутствует. В основании стыда лежит уверенность, что "я - недостаточно хорош". Нам всем знакомо это чувство: "Я недостаточно незамутнённый, недостаточно стройный, богатый, красивый, умный, продвинутый". В основании стыда лежит сильнейшая уязвимость, потому что, чтобы отношения состоялись, мы должны позволить людям увидеть нас такими, какие мы есть на самом деле.

Я ненавижу уязвимость. И поэтому я подумала: вот мой шанс напасть на неё с моей мерной палкой. Я начинаю атаку, я собираюсь со всем этим разобраться, потратить год, разложить стыд по полочкам, понять, как работает уязвимость, и перехитрить её. Итак, я была готова, и пребывала в радостном предвкушении. Вы уже поняли, что из этого ничего не вышло.

Я могла бы вам много рассказать про стыд. Мой один год превратился в шесть лет, тысячи историй, сотни длинных интервью, фокус-групп. Был период, когда люди присылали мне страницы своих дневников и присылали свои истории - тысячи историй за шесть лет. И, похоже, что я разобралась с этим.

Мне кажется, я поняла что такое стыд, и как он работает. Я написала книгу (The Gifts of Imperfection: Let Go of Who You Think You're Supposed to Be and Embrace Who you Are – О.П.), опубликовала теорию, но что-то было не в порядке, и это что-то заключалось в следующем: если взять опрошенных мною людей и приблизительно разделить их на людей, у которых на самом деле есть чувство достоинства, а это сводится к тому, что у этих людей сильное чувство любви и принятия, и на людей, которые борются за это, людей, которые сомневаются, насколько они хорошие, - была только одна составляющая, которая отделяла людей, у которых есть сильное чувство любви и принятия, от людей, у которых с этим большие трудности. И она заключалась в том, что люди, у которых есть сильное чувство любви и принятия, верят в то, что они достойны любви и принятия. Вот так. Они верят, что они этого достойны. Для меня сложность, которая мешает отношениям, - наш страх того, что мы недостойны отношений, - представляла личный и профессиональный интерес, я чувствовала, что это надо лучше понять.

Я взяла все интервью, где я видела достоинство, где я видела, что люди живут таким образом, и стала их изучать. Что у этих людей общего? Я взяла красивую папочку и маркер "Шарпи" и задумалась, как мне назвать это исследование? И первые слова, которые пришли мне в голову, были "искренние". Эти люди искренние, их жизнь проистекает из глубокого чувства достоинства. Поэтому я подписала папку и начала изучать информацию. Мне пришлось вернуться ко всем тем интервью, вытащить те истории, события. В чём тут суть? Какова модель поведения? И вот, что я обнаружила.

Что у них было общего, так это чувство мужества. И я хочу провести различие между мужеством и отвагой. Мужество (courage) - происходит от латинского слова cor, что означает сердце, - и первоначально, когда это слово впервые пришло в английский язык, оно означало - рассказать историю о том, кто ты есть, от всего сердца. Итак, у этих людей было, просто говоря, мужество быть несовершенными.

У них было сострадание, чтобы быть добрыми в первую очередь к себе и затем к остальным, потому что невозможно испытывать сострадание к остальным людям, если мы не можем относиться по-доброму к себе.

И ещё, как результат своей искренности, они были готовы отказаться быть такими, какими они должны были бы быть, по их представлениям, ради того, чтобы быть теми, кто они есть на самом деле, а это непременное условие для того, чтобы отношения состоялись.

У таких людей было еще кое-что общее. Они полностью приняли уязвимость. Они считали, что то, что сделало их уязвимыми, сделало их прекрасными. Они не говорили о том, что состояние уязвимости удобно, но они также не считали уязвимость чем-то невыносимым. Они просто были уверены, что это необходимо. Они говорили о готовности сказать первыми "я люблю тебя", о готовности делать что-то когда нет никаких гарантий, о готовности спокойно дождаться звонка от врача после маммограммы. Они готовы вкладываться в отношения с человеком, которые, возможно, сложатся, а, возможно, и нет. Они считали, что всё это имеет первостепенное значение.

Лично я считала это предательством. Я поверить не могла, что я поклялась в верности научному исследованию (а задача исследования - это контролировать и предсказывать; изучать феномены ради ясной цели - контролировать и предсказывать). А моя миссия контролировать и предсказывать натолкнулась на ответ, что жить надо, не боясь быть уязвимой, и перестать контролировать и предсказывать. Это привело к небольшому нервному срыву- который на самом деле не был небольшим. Я назвала это нервным срывом, а мой психотерапевт называет это духовным пробуждением. Духовное пробуждение звучит лучше, чем нервный срыв, но, уверяю вас, это был нервный срыв.

И мне пришлось отложить всю информацию и идти искать психотерапевта. Знаете, можно много узнать о себе, когда звонишь друзьям и говоришь: "Я думаю, мне надо сходить к кое-кому на приём. Можешь кого-нибудь посоветовать?" Потому что примерно пятеро из моих друзей отреагировали так: "Ууу. Не хотелось бы мне оказаться не месте твоего психотерапевта". Я говорю: "Что это значит?" А они в ответ: "Знаешь, просто хочу сказать тебе, не бери с собой мерную палку".

Итак, я нашла психотерапевта. На первую встречу с Дианой я принесла описание того, как живут искренние люди. Она спросила, как дела, я ответила: "Прекрасно, у меня всё хорошо". Она спросила, почему я здесь, я ответила, что у меня есть трудность. Она спросила: "В чём трудность?" Я ответила: "У меня проблема с уязвимостью. Я знаю, что уязвимость это то, откуда исходит стыд и страх и наша борьба за значимость, но, оказывается, из неё также рождается радость, творчество, принятие, любовь. И я думаю, у меня есть проблема, и мне нужно немного помочь". И я добавила: "Только пожалуйста, никаких разговоров про семью, никакого дерьма про детство. Мне просто нужны некоторые стратегии". И тогда она сделала такое лицо... Я и спрашиваю: "Всё плохо, да?" А она мне в ответ: "Это не хорошо, и не плохо. Это просто то, что есть". И я сказала: "О Господи, я пропала".

С одной стороны так и получилось, а с другой стороны - нет. И на это ушло около года. Есть люди, которые, осознав важность уязвимости и нежности, перестают им противиться и начинают так жить, но а) ко мне это не относилось, и б) я даже не общалась с такими. Для меня это была личная драма, которая длилась целый год. Это был поединок. Уязвимость нападала, я нападала в ответ. Я проиграла битву, но, возможно, вернула свою жизнь.

И затем я снова вернулась к своему исследованию и провела несколько следующих лет, усиленно пытаясь понять, какие решения принимают эти искренние люди, и что мы делаем с уязвимостью? Почему мы так сильно боремся с ней? Одинока ли я в борьбе с уязвимостью? - Нет. Вот что я узнала.

Мы подавляем уязвимость, когда боимся быть неидеальными. Я хотела в этом разобраться, я опубликовала на Фейсбуке и в Твиттере такой вопрос: "Что для вас уязвимость? Что заставляет вас чувствовать себя уязвимыми?" И за полтора часа я получила 150 ответов: просить мужа о помощи, потому что я заболела, а мы недавно поженились; проявлять инициативу в сексе по отношению к мужу; по отношению к жене; получать отказ; звать на свидание; ждать, пока доктор перезвонит; быть уволенным; увольнять других - это мир, в котором мы живем. Мы живем в уязвимом мире. Мы пытаемся справиться с этим, зачастую просто подавляя уязвимость.

Мы - самое погрязшее в долгах, страдающее ожирением и зависимостями, и сидящее на лекарствах взрослое поколение за всю историю Америки. Проблема заключается в том, что невозможно избирательно подавлять эмоции. Нельзя сказать: «Вот это для меня плохо. Вот уязвимость, вот горе, вот стыд, вот страх, вот разочарование, я не хочу это чувствовать. Я возьму пару бутылок пива и пирожное с кремом. Я не хочу это чувствовать.» Господи! Нельзя подавлять эти тяжелые чувства, не подавляя другие наши эмоции. Их невозможно заглушать избирательно. Когда мы их подавляем, мы подавляем радость, подавляем благодарность, подавляем счастье. И тогда мы несчастны, и мы ищем цель и смысл, и мы чувствуем себя уязвимыми, и тогда мы берем пару бутылок пива и пирожное с кремом. И начинается заколдованный круг.

Нам необходимо задуматься о том, почему и как мы подавляем. И речь идёт не только о зависимости. Всё, что неоднозначно, мы делаем определенным. Религия ушла от веры и таинства в определённость. Я прав, ты неправ. Закрой рот! Вот так. Определённо. Чем больше мы боимся, тем больше становимся уязвимыми, и тем больше мы боимся. Так в наши дни выглядит политика. Больше нет дискурса. Нет разговора. Только обвинения. Знаете, как в науке описывается «обвинение»? Способ выплеска боли и дискомфорта.

Мы доводим себя до совершенства. Но это не работает, потому что, что мы делаем? Берем жир из попы и переносим его в щеки. И я надеюсь, что через сто лет, оглядываясь назад, люди будут удивляться: "Вот это да!"

И, что наиболее опасно, мы пытаемся сделать идеальными наших детей. Ведь как мы относимся к детям? Человек предназначен для преодоления трудностей, когда он приходит в этот мир. И когда вы держите этого идеального младенца в своих руках, ваша задача не в том, чтобы сказать: "Посмотри, она само совершенство. Моя задача сохранить её такой идеальной - чтобы в пятом классе она играла в сборной по теннису, а к седьмому - поступила в Йель". Мы не должны так делать. Мы должны посмотреть и сказать: "Знаешь что? Ты не идеальна и тебе придётся бороться всю жизнь, но ты достойна любви и принятия". Вот в чём наша задача. Покажите мне поколение детей, выращенных вот так, и мы покончим с теми проблемами, которые мы видим сегодня.

Мы притворяемся, что то, что мы делаем, не влияет на людей. Мы поступаем так в личной жизни, мы поступаем так в бизнесе и политике: когда приходится срочно отдалживать деньги в банке, чтобы расплатиться с долгами, когда разливается нефть в море, когда отзывают партию товара, потому что эта вещь опасна, - мы притворяемся, что то, что мы делаем, не имеет огромного влияния на других людей. Я сказала бы компаниям: «Народ, мы уже бывали в переделках. Мы хотим, чтобы вы были искренними и честными и просто сказали: "Простите нас, мы это исправим".»

Вот, что я обнаружила: не бойтесь, чтобы вас поняли до глубины души, со всеми вашими слабостями; не бойтесь любить от всего сердца, даже если нет никаких гарантий – и это, на самом деле, тяжело, как родитель могу вам сказать, что это чрезвычайно тяжело, – не бойтесь выражать благодарность и радость в те моменты, когда с ужасом думаете: "Можно ли мне любить тебя так сильно? Можно ли мне верить в это так страстно? Можно ли мне так горячо реагировать на это?" Просто остановитесь и, вместо того, чтобы сходить с ума о том, что может произойти, скажите: "Я благодарен, потому что, если я чувствую себя таким уязвимым, значит я - живой".

И последнее, как мне кажется, самое важное, это верить в то, что мы - самодостаточны. Потому что, когда мы действуем исходя из убеждения, что "я - самодостаточная личность", тогда мы перестаём кричать и начинаем слушать, тогда мы относимся добрее и нежнее к окружающим нас людям, и добрее и нежнее к себе.
 
Последнее редактирование:

Indigo

Участник
Команда форума
10 способов справиться с токсичными членами семьи

Считается, что семья изначально должна быть любящей и безопасной, но так происходит не всегда. Некоторые родные люди деструктивны, сложны и склонны к доминированию. Особенно трудно, если проблемным членом семьи оказывается кто-то из родителей.

Как с этим справиться?


В детстве у меня был вредный родственник.
Я знаю, что он меня любил, но ему не хватало некоторых жизненно важных навыков.

Иногда с ним было весело и радостно, но бывали случаи, о которых мне не хочется вспоминать. Я часто сталкивалась с резкой критикой, руганью, отторжением, вызванными его завышенными ожиданиями.

Движущими силами моего поведения были стыд и вина. Я часто не могла предсказать, что же вызовет раздражение этого члена моей семьи. Я выносила взрывные, а иногда и неистовые вспышки ярости.

Большая часть моего детства оказалась запутанной, печальной и ужасающей. Это влияет на меня и по сей день. К несчастью, будучи ребенком, я не знала, насколько неадекватными были многие из его поступков.

А еще я не умела бороться с таким обращением. Сейчас, когда я повзрослела, нам удалось восстановить связь.
Для этого нам потребовалось разъехаться. А еще каждому из нас пришлось изменить свое поведение.

Мы не всегда ладим, и иногда обидные замечания все-таки проскальзывают. Но теперь я способна поддерживать с этим родственником относительно приятные и комфортные отношения.

В любых близких отношениях есть разногласия и сложности.

У всех есть родные, с которым мы конфликтуем из-за музыки, решений по жизненным вопросам или политики. Обычно мы тратим необходимые усилия на работу над проблемой или просто вежливо улыбаемся и не обращаем на нее внимания.
Однако токсичными называются отношения, в которых один человек эмоционально или физически портит жизнь другому на постоянной основе.

Подобное поведение нельзя назвать приемлемым, даже если такой человек является частью вашей семьи.
Вашим приоритетом должно являться ваше здоровье и эмоциональное равновесие. Если кто-то ставит их под угрозу, нужно исправлять ситуацию.

Как определить, приносит ли кто-то вред?

Вот несколько примеров поведения проблемного члена семьи:
  • Постоянно вставляет оскорбительные комментарии.
  • Не поддерживает вас, если ему это невыгодно.
  • Обладает непредсказуемым, сложным характером.
  • Использует ваше время, умения или деньги.
  • Эмоционально манипулирует вами, чтобы контролировать ваше поведение.
  • Отказывается отвечать за свои действия.
  • Принимает решения за вас.
  • Демонстрирует недостаток эмпатии по отношению к другим.
  • Обвиняет вас и всех остальных в своих проблемах.
  • Использует насилие или агрессию для получения желаемого.

Понятно, что такое поведение формирует нездоровую атмосферу и может оказать негативное влияние на ваше здоровье и самочувствие. Например, оно может вызвать:
  • тревожность;
  • депрессию;
  • страх при нахождении рядом с этим родственником;
  • стыд или вину;
  • низкую самооценку или неуверенность в себе;
  • сложности с формированием эмоциональной близости с другими людьми;
  • неспособность доверять своему чутью или интуиции;
  • отдаление от других;
  • агрессию, как форму защиты;
  • проблемы со сном.

Никто не способен контролировать чужое поведение. Невозможно заставить другого человека изменить свои действия.
Единственное, чем мы можем руководить, находясь в токсичных отношениях с родными, — это собственная реакция. Вам решать, как заботиться о себе.

Вот 10 способов, позволяющих справиться с вредными членами семьи

1. Установите границы

Определите, какое отношение для вас приемлемо, а какое нет.
Уважения достоин каждый, и вы в том числе. Вы достойны быть счастливым, здоровым, любимым и чувствовать себя в безопасности.

Определите, в чем заключаются ваши потребности, и как другие должны обходиться с вами, чтобы их удовлетворить. Затем, внедрив пункт №2, вы обеспечите реализацию своего решения.

2. Умейте постоять за себя

Когда недоброжелательные члены семьи переходят установленные вами границы, вы должны постоять за себя.
Да, это может быть пугающим и сложным. Но важно, чтобы вы прямолинейно и честно рассказали им о своих потребностях и ожиданиях.

Вы сумеете взять на себя ответственность за собственную жизнь и отношение к вам со стороны других, если дадите им знать, что они совершают что-то неприемлемое.

3. Перестаньте искать оправдания

Не оправдывайте недопустимое поведение других людей.

Да, они могут попытаться обвинить вас или кого-то еще. Но истина в том, что за свои решения и действия отвечают только они сами.
Оправдывая чье-то поведение, вы поддерживаете их и позволяете им продолжать в том же духе. Если ваши ожидания разумны, и вы были честны со своим родственником, то он обязан действовать в соответствии с ними.

4. Не бойтесь своих эмоций

Общение с токсичным членом семьи принесет вам неприятные чувства и эмоции.
Испытывать злость, грусть, страх, замешательство — это нормально. Не пытайтесь отделаться от этих эмоций, а дайте себе возможность прочувствовать и пережить их.

Так ваше тело и разум смогут переработать их, а не загнать внутрь. К тому же это предотвратит формирование нездорового механизма психологической адаптации.

5. Не принимайте все на свой счет

Это сложно, но постарайтесь не принимать слова или поступки вредного родственника на свой счет. У него есть собственные проблемы со здоровьем, и именно они являются источником его поведения.

Это его отражение, а не ваше. Верьте в себя и собственную ценность, невзирая на чужие мнения и замечания.

6. Ограничивайте проводимое вместе время

Если токсичный член семьи заставляет вас хуже относиться к себе, вам нужно ограничить время общения с ним. Это непросто, если речь идет о родителе, брате или сестре, с которыми вы живете вместе.

Но даже в этом случае вы можете остаться в своей комнате, погулять с друзьями или пройтись по улице. Если вы живете раздельно, просто сократите число встреч или продолжительность визитов.

7. Ищите помощь

Взаимодействие с вредным родственником — это психологически сложное и эмоционально изнурительное занятие. Поэтому вам необходимо обрести крепкую поддержку извне.

Поделитесь своими проблемами с близкими, проверенными друзьями или родными. Почитайте книги об общении с недоброжелательными членами семьи, чтобы услышать чужие истории. Так вы получите дополнительную информацию и найдете новые стратегии.

Возможно, вам удастся найти группу поддержки. Например, есть организации, помогающие тем, кто страдает от алкоголизма родных.

Может быть, вам захочется получить профессиональную помощь психолога, чтобы проработать токсичные отношения и их последствия.

8. Помогайте себе сами

Самопомощь жизненно необходима для сохранения психического здоровья. И особенное значение она приобретает в сложных ситуациях.

Выделите время на медитацию, ведение дневника, отдых в горячей ванне или что-то иное, приносящее вам радость. Дадут пользу и ежедневные аффирмации.

Обращайтесь к себе по-доброму, подбадривайте себя. Сконцентрируйтесь на хорошем, ежедневно перечисляя вещи, за которые вы благодарны.

Помните: ваша ценность не снижается, если кто-то неспособен ее разглядеть.

9. Будьте отзывчивыми

Несмотря на сложность задачи, проявление сострадания к вредному родственнику может принести пользу.
Однако это не означает, что вы должны извинять его поведение. Речь идет лишь о признании того, что он не является плохим человеком изначально. Все мы несовершенны.

В своем нынешнем положении он оказался из-за сложных жизненных обстоятельств или недостатка навыков. У каждого из нас есть своя беда, с которой мы пытаемся справиться, и все мы иногда совершаем ошибки. Это часть человеческой натуры.

10. Расстаньтесь с ним

Если описанные выше стратегии не помогли улучшить ситуацию, вам придется решить, хотите ли вы вообще видеть этого проблемного члена семьи.

Спросите себя, приносят ли вам данные отношения больше боли, чем радости. Если ответ положителен, вам, вероятно, захочется удалить этого человека из своей жизни до тех пор, пока он не начнет относиться к вам с уважением.

Для этого может потребоваться пара недель или более долгий срок. Если ничего не изменится, разрыв станет вечным.

Отношения строятся на уважении, доверии и честности, и их заслуживает каждый. Наличие родственных уз отнюдь не означает, что вы чем-то обязаны человеку, или что он может обращаться с вами, как пожелает. Особенно это актуально, если отношения наносят вред вашему здоровью и самочувствию.

Используйте перечисленные стратегии для повышения самооценки и сохранения своего счастья и здоровья. Люди могут измениться, а значит, вместе вы способны восстановить отношения.

Это непросто и требует много времени, но все же возможно. Однако заметьте: ключевое слово — «вместе». Желание работать над ситуацией должно быть обоюдным.

К сожалению, во многих случаях отношения разумнее закончить. Приложив все силы для нормализации ситуации, вам придется решить, какой исход будет наилучшим для вас и вашего самочувствия.

https://habrahabr.ru/company/testutor/blog/300458/
 
Последнее редактирование:

Indigo

Участник
Команда форума
Люди с дальтонизмом впервые видят мир в полном цвете

...о Господи! Это действительно прекрасно!

 

Indigo

Участник
Команда форума
О нарциссической травме

Принято считать, что нарциссические черты закладываются, как ответ на специфический семейный и околосемейный контекст: завышенные или противоречивые требования к ребенку со стороны взрослых, опыт унижения или хронического невыгодного сравнения его с другими, более успешными или любимыми детьми, а также (как ни странно) - опыт «звездности», острого успеха (или успехов), который переживается, как непременное условие родительской любви и принятия. Развитию нарциссического расстройства способствует также наличие обесценивающих, депрессивных или эмоционально нечувствительных важных близких, игнорирование актуального эмоционально-личностного опыта ребенка или - использование ребенка и его успехов в качестве достижения собственных тщеславных целей (ребенок как нарциссическое расширение).


3. В самом общем смысле под нарциссическим страданием понимается целый комплекс личностных особенностей, включающих в себя сложности с формированием самосознания и самооценки; трудность создания адекватной мотивации и оценки своих действий, успехов, себя и других; болезненное реагирование на реальные или мнимые неудачи (и, как следствие, высокая вероятность депрессивных расстройств); поляризованную (или даже расщепленную на «черное» и «белое») эмоционально-личностную сферу; трудности установления глубоких отношений, формирования привязанности к Другому, др. Выраженность нарциссического страдания (как и любого другого) может иметь разный градус на шкале поражения. От нарциссической травмы (страдание изредка оживляется в сугубо специфических условиях, напоминающих детско-травматические) через акцентуацию (человека характеризуют определенные личностные черты, такие как соревновательность, болезненное самолюбие, страх сравнений, др.) к злокачественному нарциссизму, когда мы имеем дело с поражением уровня личностного расстройства (сложности тестирования реальности, эмоциональная нестабильность, низкая способность к отношениям, др).


4. Ведущая характеристика нарциссического самосознания - его поляризованность. Семейный контекст, выходцем из которого является нарциссичный человек, обычно отличается обесцениванием, завышенными требованиями к успешности ребенка, унижением, травмирующими сравнениями ребенка с другими, условной родительской любовью, др. Все эти факторы создают человека, которому крайне трудно опираться на собственный телесный, эмоциональный и когнитивный опыт в познании себя и мира. Проще говоря, если всю жизнь тебя мало любили, много и нехорошо сравнивали с кем ни попадя, если ты чувствовал, что маме с папой для их родительского счастья нужно предъявить что-то большее, чем ты сам, - все это очень мешает воспринимать мир, как есть и себя в нем.


5. Такой человек испытывает сложности с обращением к собственному «Я». «Хорошо» или «плохо» у него прочно увязаны на внешнюю оценку, а переживание себя напрямую зависит от того, насколько «успешным» или «соответствующим требованиям» он переживает себя в каждый следующий момент. Именно это я называю поляризованной эмоционально-личностной сферой: в зависимости от сиюминутного успеха/случайной оценки/мнимого соответствия образцу, такой человек ощущает себя то королем, то «лузером», то гением, то тупицей и т.д. Нередко можно видеть, что и в чувствах, и в мнениях, и в поступках - отсутствуют гибкость и адекватность реальности. Скорее, маятник просто перемещается с одного полюса в другой, и обратно. Любопытно, что с точки зрения внешней функциональности такие люди могут быть как весьма успешны, так и не слишком, однако их внутренняя драматургия продолжает жить по описанным законам, вне зависимости от внешних реалий. Так, я могу исступленно следить за собой и упорно заниматься спортом до тех пор, пока это помогает мне получать высокие оценки окружающих. Случайный крах, неудача, неодобрение какого-то важного персонажа могут настолько выбить меня из колеи, что через месяц я поселюсь в коммуне дауншифтеров и буду с уверенностью утверждать, что это и есть то, чего мне всегда не хватало. Как можно догадаться, правды нет ни там, ни там. Правда состоит в том, что я понятия не имею, кто я, и что для меня хорошо.


Изнутри

Нарциссический мыслительный стиль (привычный способ думать) имеет ряд характерных черт. Хочу сконцентрироваться на основной из них - когнитивной поляризации. Термин я придумала прямо сейчас, хотя не удивлюсь, если он был и без меня: я ни разу не придумала ничего оригинального. Итак, когнитивная поляризация - прямой продукт расщепления в личностной и эмоциональной сферах, которое мы обсуждали выше. Точно так же, как нарциссическая личность перемещается от переживания себя ничтожной к переживанию себя грандиозной (с полным ощущением подлинности актуального переживания) точно также сфера интеллектуальных представлений о мире организована у таких людей по дуальному принципу. Воспоминания зачастую расщеплены на трагические или героические, мечты о будущем могут иметь грандиозный либо катастрофический характер. «Я никогда не был», «Он всегда был», «Мы никогда - мы всегда». Конечно, картина, которую я описываю, выглядит карикатурно, поэтому в такой степени выраженности она встречается редко.
В некоторых случаях когнитивная поляризация может служить причиной импульсивного или реактивного, а иногда - и некритичного поведения, особенно в психологически сложной ситуации. Все плохо - надо немедленно сделать хорошо, причем навсегда. Ошибку надо немедленно исправить. Упал? Немедленно стать. Заболел? Немедленно вылечить. Умер? Непременно воскресить. В крайнем случае - родить нового или отыскать похожего. Маятник продолжает раскачиваться, проскакивая середину.


Снаружи

Работа с нарциссическим расстройством в психотерапии длительна, сложна и никогда не заканчивается. Предыдущее предложение может прозвучать угнетающе, зато это правда. А правда - и есть основной дефицит, который испытывает нарциссическое бытие. Одно из основных стратегических направлений работы терапевта с нарциссической динамикой - способствовать встрече клиента с текущей правдой его жизни. В особенности это касается гештальт-терапии, поскольку в ней, по традиции, всегда уделялось большое внимание клиент-терапевтическому процессу в реальном времени, актуальному переживанию и феноменологии клиента. Тактически работа с такими людьми может выглядеть очень по-разному в разные моменты, однако, ее основной мишенью обычно остается целостность актуального переживания человека и усиление способности клиента выдерживать и само актуальное переживание и - контакт с другим человеком (терапевтом) в реальном времени и в потоке этого переживания. Под актуальным переживанием я понимаю максимально понятую полноту человеческой жизни в каждый конкретный момент времени: осознавание реальных чувств, переживаний, импульсов и сопровождающего все это телесного процесса клиента в контакте с терапевтом. Последнее крайне важно, так как одной из основных черт нарциссической личности является слабая способность находиться в контакте (диалоге) с Другим, и доверять ему свой актуальный психический процесс.

http://gaverdovskaya.ru/public/old/story1732.htm
Выделенное является целью терапии как таковой - развитие способности человека принимать себя, (а следовательно и других) находиться в текущем моменте, в потоке реальности, здесь и сейчас, не убегая в защиты, фантазии или измененные состояния вроде депрессии:

Цель любой психотерапии – помочь отбросить прошлое, хорошее оно или плохое, и отбросить хорошее или плохое будущее, чтобы просто быть. Быть – значит развивать свою уникальность, свою способность быть живым, всем тем, кто ты есть, здесь и сейчас.
Карл Витакер

В процессе человеческого развития происходит постепенная, но всегда болезненная денарциссизация индивида, необходимая для формирования устойчивой привязанности к объекту, способствующая укреплению и расширению чувства собственного Я. Дж.МакДугалл пишет о трех универсальных нарциссических травмах, через которые проходит любой человек (МакДугалл, 2000):

1. осознание существования Другого и принятие собственной отдельности от Другого (по сути, это осознание того, что наши желания и чувства совпадают лишь иногда, а также того, что Другой, – являющийся нам изначально как наше собственное отражение или даже как отражение наших собственных желаний, – находится за пределами власти нашего Я);
2. принятие собственной однополости;
3. принятие собственной конечности, смертности.

 
Последнее редактирование:

Indigo

Участник
Команда форума
Вызыватель дождя

— Значит, так, — мальчик поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее. — У моего отца есть другая семья. Там моя сестренка, ей года четыре, как я понимаю. Мама делает вид, что об этом как бы не знает. Но та женщина все ждет, что отец уйдет к ней, потому что он, по всей видимости, обещал. И иногда ставит вопрос ребром. Тогда он срывается из дома и едет ее уговаривать. Иногда даже ночью. У нас в семье это называется «ЧП на объекте». Но вообще-то он не уйдет, я так думаю, просто будет ей и дальше голову морочить. У моего младшего брата ДЦП, они как-то с мамой к вам приходили, но вы, наверное, не помните. С головой у брата все в порядке, он во втором классе учится и в компьютерах уже здорово шарит. А вот с ногами-руками — не очень. А мама все думает, что где-то есть такое лекарство или еще что, чтобы его совсем вылечить. Она его на лошадях возит, потому что это среди дэцэпэшников считается самый писк, и копит деньги, чтобы поехать в Крым к дельфинам. А Ленька лошадей боится и падает с них. А про дельфинов он мне сразу сказал: вот там мне и конец придет — сразу утону. И еще они к колдунье ездили в Псковскую область, она с Леньки порчу снимала. А у бабушки рак, и она все время от него лечится — иногда в больнице, а иногда народными средствами…

— А ты? — спросила я.

— А я чешусь все время, и в школе двойки, — с готовностью сообщил мальчишка. (Нейродермит между пальцами и на шее я разглядела еще прежде). — Что вы мне посоветуете? Как мне все исправить? И вообще, это возможно?

— Не знаю, — честно призналась я. — Наверное, нельзя. Как нельзя до конца вылечить ДЦП у твоего брата.

— И чего, я тогда пошел? — он привстал в кресле.

— Ага, только я тебе сначала расскажу историю про вызывателя дождя.

— Хорошо. Я люблю истории, — он поскреб шею ногтями и приготовился слушать.

— Случилась она давно, еще когда был СССР. Один мой знакомый китаист был с коллегами в Китае в командировке; изучали местные обычаи. И вот однажды им звонит китайский коллега: «В одной провинции уже четыре месяца не было дождя. Гибнет урожай, людям грозит голод. Три деревни собрали последние деньги и решили привезти из другой провинции вызывателя дождя. Вам, наверное, будет интересно посмотреть на него. Только учтите: я вам ничего не говорил, потому что коммунистическая партия Китая колдовство решительно не одобряет».

Ученые, конечно, воодушевились, срочно придумали какой-то этнографический повод и отправились по указанному адресу. Приехали в деревню, и в тот же день туда привезли вызывателя дождя — маленького сухонького старичка-китайца. Он запросил себе хижину на отшибе деревни и чашку риса в день. А с нашими учеными разговаривать наотрез отказался. Старшина деревни сказал: сейчас заклинателю нужно сосредоточиться, подождите, пока он выполнит свою работу. Можете пока пожить у меня дома.

На третий день пошел дождь. Старичок взял свои (огромные по местным меркам) деньги и засобирался в обратный (весьма неблизкий) путь. Старшина опять передал ему просьбу ученых. На этот раз заклинатель согласился уделить им немного времени.

— Расскажите, как вы вызвали дождь, — сразу, чтобы не терять времени даром, спросил старичка мой знакомый. — Наверное, существует какой-то специальный обряд? Он передается по наследству?

— Вы с ума сошли?! — изумился старичок. — Я вызвал дождь? Я что, маг? Неужели вы могли подумать, что я, в своем ничтожестве, могу управлять могучими стихиями?!

— Но что же тогда вы сделали? — обескуражено спросили китаисты. — Ведь дождь-то идет…

— Никто не может изменить никого, — назидательно подняв палец, сказал старичок. — Но каждый может управлять собой. Я, скажу без ложной скромности, достиг некоторых вершин в этом искусстве. И вот я приехал сюда, в правильном, гармоничном состоянии, и увидел, что здесь все неправильно. Нарушен порядок вещей, гибнет урожай, люди в отчаянии. Я не могу этого изменить. Единственное, что я могу, — это изменить себя, то есть стать неправильным, присоединиться к тому, что здесь происходит. Именно это я и сделал.

— Ну, а потом? Откуда дождь-то?

— Потом я, естественно, работал с собой, возвращая себя обратно в правильное состояние. Но поскольку я был уже един со всем прочим здесь, то и оно вместе со мной, постепенно, с некоторой инерцией, но вернулось на правильный путь. А правильным для этой земли сейчас является ее орошение. Вот поэтому и пошел дождь. А вовсе не потому, что я его «вызвал»…

— Но если все так просто, почему же вы взяли за это такие большие деньги? — спросил один из ученых. — Крестьянам пришлось буквально продать последнюю рубашку, чтобы заплатить вам…

— Потому что я уже старый и немощный человек, а когда я присоединяюсь к дисгармонии, мне становится так же плохо, как и всему вокруг. Добровольно перейти из правильного состояния в неправильное — стоит очень дорого, — вызыватель дождя знаком показал, что аудиенция окончена.

В тот же день он уехал обратно в свою деревню, а ученые отправились в Пекин.

Мальчишка долго молчал. Потом спросил:

— Но вы ведь не просто так мне это рассказали? Вы думаете, что я…

— Именно. Причем тебе даже не надо, как старому китайцу, присоединяться и загонять себя в общую дисгармонию. Ты со своими двойками и почесушками уже там. При этом это все не твое лично, так как ты умен — так рассказать о семье в твоем возрасте может далеко не каждый — и, судя по медицинской карточке, которую ты мне принес, в общем совершенно здоров.

— И как же мне самому вернуться в «правильное состояние»?

— Упорно и даже фанатично делать все то, что ты сам внутри себя считаешь правильным, но до сих пор не делал.

Мальчик подумал еще.

— То есть учить до посинения уроки, — нерешительно начал он. — По утрам — гимнастику себе и Леньке, потом обливаться холодной водой и Леньку обливать, не есть чипсы, держать ту диету, которую дерматолог советовал, после школы с Ленькой в парке на велосипеде (он на велике ездит лучше, чем ходит), не считать всех в классе придурками и найти в них достоинства, как мама советует… И вы думаете, это поможет?

— Есть такая простая вещь, как эксперимент, — пожала плечами я. — Попробуй на практике, и все станет ясно. Не догонишь, так согреешься…

— А сколько надо пробовать?

— Ну, если считать, что китаец тренировался лет 50-60, и у него ушло три дня, а ты только начинаешь… Думаю, для начала надо взять три месяца, а потом оценить промежуточные результаты и либо уже забить на все это, либо продолжить… Стало быть, получается, что ты придешь ко мне с отчетом сразу после лета, в начале сентября. Хорошо?

— Ага, — сказал он и ушел.

Я о нем помнила и искренне переживала за его успех. В таком возрасте что-то последовательно делать несколько месяцев подряд без всякого контроля со стороны очень трудно. Сможет ли он?

Он записался на второе сентября.

— Ленька! — сказал он мне с порога. — Мама думает, что это лошади помогли и лекарство из Германии. Но мы-то с ним знаем… Я ему про китайца рассказал. Он понял, он у нас умный.

— Отлично! — воскликнула я, подумав, что закалка, тренировки на велосипеде и внимание старшего брата просто обязаны были заметно улучшить состояние маленького брата. — А еще?

— А еще бабушка: врач сказал, что нее хорошая ремиссия, и он ее как минимум на год отпускает.

— А ты?

— Я год всего с двумя тройками закончил, а папа недавно сказал, что он и не заметил, как я вырос, и, может быть, ему есть чему у меня поучиться. Например, на диете сидеть (руки были чистыми, это я заметила прямо с порога, но летом ведь всегда улучшение)… Так что же, получается, эта китайская штука и вправду работает?!

— Конечно, работает, — твердо сказала я. — Разве ты сам не доказал это?

https://snob.ru/selected/entry/50226
 

Indigo

Участник
Команда форума
Работа с травмирующими событиями в терапии


Если я не ошибаюсь, подход Фрейда был такой: событие надо вспомнить и пережить заново в кабинете терапевта. И переживать до тех пор, пока событие из катастрофы станет восприниматься как горькое, но не смертельное. Насколько я поняла, это за счет притупления чувств происходит.

Вообще, если учесть, что в традиционном психоанализе психоаналитик ведет себя невовлеченно, то это будет ретравматизация, а не исцеление. Особенно, когда это применяется любительски: человек прочитал об этом в книге и давай вспоминать и прокручивать все в себе заново. Я лично очень долго пребывала в иллюзии, что для решения проблемы достаточно вспомнить событие, с которого все началось, и как только установлена эта связь ("я боюсь собак потому, что в три года на меня напала собака и покусала"), так проблема рассосется сама собой. Иногда, тем не менее, это и происходит. Когда событие не стало травмой, а просто привело к странному поведению в некоторых ситуациях. Например, мужчина сильно тушуется перед начальницей, толстой женщиной с длинными темными волосами, впадает в ступор и тп. Поработав с памятью, он вдруг вспоминает, что на даче, когда он был очень маленький, у них была злая соседка, большая, толстая и с темными волосами, которая часто била его веником без причины. Впомнил, перестал ассоциировать начальницу с соседкой - и отпустило. Проблема решена.

С травмой простое вспоминание события не работает по ряду причин:


1. Далеко не все воспоминания - особенно, ранние детские - хранятся в целостном виде, как небольшой видеоролик со звуком, цветом, субтитрами. Бывает, что воспоминания хранятся в разорванном виде (картинка без звука или звук без картинки), а бывает, что от события в памяти остался только невнятный лоскутик (необъяснимое ощущение в коленке), не поддающийся расшифровке. Что тут вспоминать, если файла нет?

2. Амнезия - это не причина травмы, а ее следствие. Не забвение событий приводит к травме, а травма - к забвению. Вы боитесь собак не потому, что вы забыли, как вас покусала собака. Вы забыли, потому что переживание было слишком катастрофичным на тот момент, и психика убрала его подальше.

Травма - это непосильные переживания в момент травмирующего события плюс состояние одиночества и беспомощности (плюс сделанные после травмы выводы о себе и мире). Самым страшным наследием становится не то, что человек пережил такое событие и получил такой опыт. Самое страшное - это закрепленное чувство бессилия, которое возникло в момент травмы, и последующее ощущение одиночества, если после травмы не было поддержки и помощи.

Возвращаясь к восстановлению воспоминаний как способу исцелить травму. Да, в рамках терапии это может помочь, но не потому, что воспоминание было вытащено и проиграно много раз до отупения. А потому, что проговаривая воспоминание и связанные с ним чувства, человек уже не один - он в этот момент получает поддержку терапевта, его участие, внимание и сочувствие. То есть, травмированная часть в реальном времени получает то, чего в момент травмы не было. Вот это и помогает (и это главное, что вообще в терапии помогает).

Так что если человек один сидит вспоминает, или с ним какой-нибудь ламер-с-тренинга-тренинганутых, исцеления не будет, будет ретравматизация. С-подружками-на-кухне эффект будет такой же, даже если они будут подвывать в голос и держать за руку. Человек просто снова переживет бессилие и одиночество в острой форме. Поддержка это полное присутствие, безоценочность, аутентичность, эмпатия и знания, как это правильно делается в случае с травмированными людьми.

Насчет работы с бессилием. Тут есть разные подходы. Например, телеска. Считается, что в момент травмы в теле создается мышечный зажим: человек хотел что-то сделать (защититься, закричать и звать на помощь, убежать), но не смог. Если обнаружить этот зажим и завершить это движение (соответственно, закричать, драться, убежать), то и психологически отпускает тоже. Вместо бессилия приходит ощущение совершенного действия, и не смотря на то, что оно не случилось тогда, и получило возможность случиться только много лет спустя - это все равно работает.

Еще один важный момент: для работы с травмой не обязательно помнить и знать то самое событие. Можно работать с тем, что сейчас есть, какие последствия проявляются сейчас и как. Как я выше обьяснила, иногда просто невозможно вспомнить. Файла в системе нет или от него пара байтов осталась. Файла нет, но последствия события - есть, и с ними можно работать.

Подытоживая:

1. Просто вспомнить - неэффективно.

2. Вспоминать и проживать одному или в компании с непрофессионалами (или даже с профессионалами, но которые ни бельмеса не петрят в работе с травмой) - не только неэффективно, это опасно многократной ретравматизацией. Если продолжать это делать, ваша система просто скажет: баста! И поставит внутренний забор из такого страха и блоков, что вы при жизни просто не сможете туда докопаться.

3. Часто вообще вспомнить невозможно, потому что в памяти сохранилось в сильно побитом и неразборчивом виде.


4. Самое важное в работе с травмой, ее событиями и переживаниями - это не вспомнить и установить причинно-следственные связи, а получить опыт поддержки и не-одиночества, искреннего участия и эмпатии.

5. Самое плохое последствие травмы - это бессилие. Без работы с бессилием - не только его осознанием, но и конвертацией его в опыт "действия" - полностью устранить из себя последствия травмы невозможно.


transurfer.livejournal.com
 

Indigo

Участник
Команда форума
Что такое уверенность в себе и откуда она берется?

Нам всем нужен хороший внутренний родитель, который будет с любовью смотреть на нашего внутреннего ребенка, в котором живут все хотелки, а значит огромная мощь жизненной энергии, позволяющая справляться с трудностями, рисковать идти туда, где есть место своим желаниям.

Этим и отличаются люди, которые находят выходы из разных ситуаций, не парятся про то, что о них подумают все на свете люди. У так называемых уверенных в себе людей есть большая внутренняя опора, внутренний адвокат, внутренний хороший родитель, который транслирует им "даже если тебя на свидании отвергнут, я тебя никогда не брошу", "даже если весь класс будет смеяться над твоей челкой, я буду тебя защищать, за тебя стоит биться", "даже если ты провалишься на этих переговорах, ты останешься талантливым переговорщиком, просто мы с тобой будем искать новые стратегии. Ты можешь ошибаться, но ты все равно остаешься хорошим, у тебя все поучится". Это те слова, которых так не хватило в опыте многим из нас. Это даже не слова, это такой опыт - я остаюсь хорошим для тех, кто для меня значим. Даже если я в чем-то сильно ошибаюсь, даже если я далек от идеала.

Я знаю и из своего личного опыта, и из опыта своих клиентов и друзей каково это - когда внутренний критик парализует свои собственные "хочу", ставит под сомнение свою привлекательность и хорошесть в целом. А, порой, и свое право просто быть. Иногда этот критик разрастается до таких масштабов, что что бы выжить, нужно уйти в депрессию. В депрессии же и аппатии вырубается все, это такой аварийный рубильник, который включается для того, что бы остановить разрушение. Такой, своеобразный аварийный режим.
Я знаю так же как внутренний стыд обрубает на корню свои заветные желания и стремления. И это очень важная и значимая для меня тема. Потому что я знаю до каких масштабов может разрастись эта история и каково это - быть в таком опыте.

Что делать?

Я, предвидя этот вопрос, обозначила, что здесь могу поделиться лишь теорией.

Потому что травмы, полученные в отношениях, могут быть выправлены только в других отношениях. В тех, в которых не фонит вечное обесценивание, пристыживание и отвержение, а есть опыт принятия и поддержки.

И вот тот самый любовный взгляд, транслирующий "я вижу тебя разного - ошибающегося, сомневающегося, неидеального, но ты для меня все равно хороший". Этого не хватило от родителей. И выправлять такие травмы возможно так же в отношениях, где есть родительская фигура. В терапии ее берет на себя терапевт, если между клиентом и терапевтом формируется рабочий альянс, т. е. взаимное доверие. Партнер же, или друзья, вряд ли смогут стать такой фигурой. Ибо такие отношения изначально предполагают равность ролей и обмена.

НО.
Есть одна практика, которая не заменит терапию, но точно позволит сдвинуть дело с мертвой точки. То, что вы сможете сделать при желании в отношениях с самим собой.

Рецепт этот, как обычно, прост в описании, но требует кропотливой внутренней работы: наблюдать за своим внутренним критиком.

Изучать его по параметрам: когда он звучит громче, а когда его нет. Какими интонациями он обычно звучит внутри вас. Какими словами. С какой громкостью. Когда он толкает вас на сомнения в себе, а когда врубается на полную мощность и внутри градом сыпятся самообесценивания и самооскорбления.В общем, изучить эту свою часть максимально подробно.

Эта практика позволяет прервать автоматизм по нескольким параметрам:

1. Во-первых, как только у вас получается нейтрально наблюдать за этим внутренним критиком, вы отделяетесь от него. То есть вы наблюдаете этого критика какой-то другой своей частью. И тогда он перестает полностью овладевать вами, у него появляются границы и он перестает быть поглащающим вас.
Тут самое главное не тормозить его, т. е. не ругать себя за то, что вы себя ругаете, а просто наблюдать. Иначе это возврат все к тому же кругу.

2. Так же про границы этого критика. Чем больше вы его изучаете, тем больше вы узнаете, в каких местах эта ваша часть набирает свою мощь, а в каких ситуациях агрессия, направленная на себя, утихает.
Чем лучше вы распознаете этот механизм, тем менее бессознательным = автоматическим он становится.
И рано или поздно, через десять тысяч раз или через миллион, вы сможете отодвинуть его. Иными словами, у вас появится возможность произвольно выбирать на что в себе опираться. Ибо если я хорошо и ясно осознаю как я что-то с собой делаю, у меня появляется возможность выбирать как мне делать по другому.
Но сразу хочу сказать, что это путь не быстрый. Ибо если этот механизм в вас работал не один десяток лет, то было бы странным, если бы на раз-два вы бы его остановили. Не надо. Резкие и кардинальные внутренние изменения не полезны. Полезно осознавать то, что есть. И чем яснее вы замечаете в себе что-то не подходящее вам, тем острее встает вопрос "а как по другому-то?". И вот пока не появится это "по другому" старое не уйдет (слава богу).

3. Важен баланс, а не истребление.
Внутренний критик становится разрушительным и токсичным лишь тогда, когда он не сбалансирован поддерживающей частью. Это значит, что в разумных дозах критическая часть очень полезна. Без нее легко опуститься до уровня трехлетнего ребенка, который ждет, что окружающие должны радоваться принесенному горшку с какашками.

В общем, полное истребление внутреннего критика приводит к социальной дезадаптации. Поэтому внутренний критик, вообще-то хороший товарищ, позволяющий и развиваться, и в обществе чувствовать себя хорошо. Важно лишь уравновесить его переживанием своей внутренней хорошести.

https://psy-practice.com/publicatio...akoe-uverennost-v-sebe-i-otkuda-ona-beretsya/
 
Последнее редактирование:

Indigo

Участник
Команда форума
Одна из важнейших задач терапии ранней травмы

Одна из главных задач клиента в терапии - это скопировать внутрь доверительные, безопасные, эмпатичные отношения со своим терапевтом. То понимание, поддержку, бережное, внимательное, уважительное отношения к вашим чувствам и нуждам, которые вы чувствуете на сеансе. Это нужно инсталлировать внутрь, чтобы оно стало вашим новым отношением к самому себе, вашим новым способом обращаться с собой и заботиться о себе, который запишется вместо того, что вы усвоили с детства.

Таким образом то кривое-косое-переломанное, что досталось вам в качестве самовосприятия и отношения к себе от ваших родителей, постепенно будет стерто, а вместо него будет записано новое. И вы его понесете дальше с собой в жизнь до самого конца :) И передадите его своим детям и внукам в качестве образца.

Можно сказать, что это процесс "исцеляющего родительства" в отношении вашего внутреннего ребенка, и в роли "нового родителя", отношение которого вы усваиваете как ваше новое отношение к себе, выступает ваш терапевт.

Сделаю оговорку, что речь идет о ситуациях, когда вы работаете с хорошим терапевтом, и у вас есть ощущение, что это "ваш" терапевт. Если вам бы категорически не хотелось бы инсталлиовать ваши отношения с терапевтом внутрь себя, имеет смысл не терять больше время, силы и деньги, и отправиться на поиск "своего" терапевта.

http://transurfer.livejournal.com/269427.html
 

Indigo

Участник
Команда форума
Внутренний взрослый

Что вы делаете с тем, что было сделано с вами?
Жан Поль Сартр


Мое глубокое убеждение заключается в том, что цель любой работы с психологом или психотерапевтом – это обретение человеком нового качества жизни и помощь ему в адекватном взрослении.

Если человек пережил глубокие детские травмы, то нормальный и естественный ход его взросления нарушен. И именно для этого нам нужно оглянуться назад, в свое прошлое, чтобы выбраться из плена собственного детства, додать с помощью своего внутреннего родителя самим себе то, что мы когда-то недополучили, и разрешить себе жить дальше. Чтобы повзрослеть, необходимо пройти все этапы. Без возврата в детство и проживания того, что не было пережито, взросление вряд ли возможно. Мне кажется, что именно таков путь взросления – это дать любовь и принятие, а также удовлетворение потребностей нашему внутреннему раненому ребенку, сформировать фигуру внутреннего достаточно хорошего внутреннего родителя; принять то, что наши собственные родители были не совершенны, прислушаться к желаниям своего внутреннего ребенка, и, как следствие, получить возможность
выстраивать свои отношения с окружающими со взрослой позиции.

Также, как у нас есть фигура Внутреннего ребенка, Внутреннего родителя, у нас есть и фигура Внутреннего Взрослого, который является фигурой объединяющей все субличности. С появлением Взрослого человек и становится целостным.

На мой взгляд, взрослый человек характеризуется следующими качествами:

1. Он понимает и осознает свои потребности и понимает, как и где, безопасным для себя и окружающих образом, он может их удовлетворять.
2. Он не перекладывает свою ответственность на других; одна из его базовых потребностей – быть хозяином своей собственной жизни. Быть хозяином собственной жизни также означает, что мы живем именно своей жизнью, а не жизнью своих родителей или своих детей.
3. Взрослый человек с уважением относится к своим собственным чувствам и мыслям, а также чувствам и мыслям окружающих и дает им право быть не похожими на него.
4. Взрослый человек обладает таким качеством, как самоуважение.
5. Взрослый человек способен принимать решения. При этом он понимает, что эти решения могут и не понравиться его близким.
6. Он признает свою уязвимость и дает себе и другим право ошибаться.
7. Взрослый человек принимает и осознает свои чувства и способен на их здоровое, зрелое выражение.
Так, в гневе швырять, орать, раскидывать вещи – обычно не зрелое проявление чувства гнева, гнев можно переживать разными способами.
8. Взрослый человек способен заботиться о себе. Нередко, когда ко мне приходит клиентка на консультацию, я спрашиваю: "А как вы заботитесь о себе?" Почему-то первое, что часто я слышу в качестве ответа, это следующие слова: "Ну иногда я хожу на маникюр, а еще могу зайти в кафе и выпить чашечку кофе перед работой". Маникюр и чашечка кофе – это замечательно. Но забота о себе этим не ограничивается, и заключается далеко не только в этом. Иногда она заключается в самых элементарных вещах, например, в том, что вы успеваете вовремя нормально поесть, а не вечно перехватываете что-то на бегу. В том, что вы понимаете сигналы своего тела, и отдыхаете до того, как уже готовы валиться с ног от усталости. В том, что вы не переносите грипп и простуду на ногах, совершая трудовые подвиги, и даете своему организму время восстановиться. Это тоже – забота о себе, а не только уход за своим телом и нанесение макияжа по утрам. Кроме того, к заботе о себе можно отнести и способность обратиться за помощью, когда вы понимаете, что сами не справляетесь с жизненными задачами. Обращение за помощью к психологу или психотерапевту тоже можно отнести к этому пункту.
9. Взрослый человек реалистичен в отношении себя, он не стремится быть идеальным и совершенным во всем.
10. Взрослый человек способен отдать ответственность тому, кому она действительно полагается. Этот пункт тесно связан с пунктом номер два, но я решила вынести его отдельно. И здесь я хотела бы поговорить поподробнее о наших взаимоотношениях с родителями и о нашей родительской роли.

Некоторые клиенты, приходя ко мне на консультации и группы, чувствуют себя как будто предателями по отношению к родителям. Как будто они "наговаривают" на них, что на самом деле ничего такого не было, что есть же семьи, где еще хуже – такие, в которых родители алкоголики или наркоманы, которые бьют своих детей и издеваются над ними, что вообще некоторым еще меньше повезло – они росли в детском доме. Да, признать, что что-то было не так в нашем детстве, достаточно непросто. И в то же время это необходимый этап на пути дальнейшего продвижения вперед. Я обычно отвечаю клиентам: "Если у тебя все было так хорошо, то почему же тебе сейчас так плохо?" Я сторонница того, чтобы доверять своим чувствам и ощущениям. Рано или поздно нам придется снять своих родителей с пьедестала. Пройти через этап оплакивания того, чего не было в нашем детстве, понять, что наши родители делали все, что было в их силах на тот момент, что они сами были не совершенными людьми, что в них тоже есть раненый ребенок, который внутри них ранен настолько, что они боятся отпустить своих выросших детей от себя. Когда вы отрываетесь от родителей и начинаете видеть в них обычных людей со своими проблемами и недостатками, перекосами в характере, вы их не предаете. На самом деле вы тем самым даете не только себе, но и им шанс повзрослеть. Никто вместо них не сможет этого сделать. Возможно, это будет несколько утрированный пример, но вы разрешаете кому-то вместо себя поесть? Если за вас кто-то съест ваш обед, вы по-прежнему будете испытывать голод. Также обстоит и с вашими родителями – если вы постоянно будете делать что-то вместо них (ну, например, заполнять пустоту в их жизни после того, как вы завели уже свою семью, но обязаны постоянно приезжать по первому требованию ваших родителей), вы их пустоту все равно не заполните. Это могут сделать только они.
Я не случайно вынесла в эпиграф слова Ж.П. Сартра "Что вы делаете с тем, что было сделано с вами?". Да, это было – важно принять и оплакать свое прошлое. Но чтобы иметь силы жить дальше, и жить с другим, более здоровым самоощущением, ответственность за то, что мы делаем сейчас, нужно забрать себе. По-другому вряд ли получится.
И еще один момент. Взрослый человек понимает, что есть разные ситуации. Есть те, где можно "выпустить на волю" своего внутреннего ребенка, есть те, где можно дать голос (или не дать) внутреннему критику. И именно взрослый человек может проживать свою собственную жизнь.

Отрывок из книги "Исцеление Внутреннего ребенка"

https://psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/vnutrenniy_vzrosliy/
 

Indigo

Участник
Команда форума
Тема про насыщение внутреннего голода.

Я:
- Какая-то засада получается: чтобы тебя "накормили", надо быть "сытым". От отчаянно "голодных" люди разбегаются, потому что их пугает размер этого "голода", который они без ущерба для себя удовлетворить не могут. В результате, в основном, "кормят" тех, кто уже "сытый": у кого достаточно внутреннего ресурса для построения взаимоотношений, в которые он со своей стороны может что-то привнести, кто открыт для общения, кто может о своих потребностях сообщать и чьи потребности для других людей посильны. У "голодных" всего этого нет, и взять особо негде, и даже если бы на него свалился товарняк "еды", он бы не смог ее нормально взять и усвоить - нужных "ферментов" нет. Если он вообще в состоянии распознать, что это "нормальная еда"... А то "голодных", в основном, на токсичный мусор больше тянет.

Тер:
- Вот для этого и существуют терапевты и терапия - помочь "ферменты" вырастить, помочь "пищу" находить и "накормить" до такого состояния, в котором человек может начать получать нужное от других людей и отдавать что-то взамен.
http://transurfer.livejournal.com/352444.html
 
Сверху