Психологические причины транссексуальности

Скачать как:


Цитаты из книг по исследованию транссексуальности

Walter Bockting, Eli Coleman, «A comprehensive Approach to the Treatment of Gender Dysphoria», J of Psychology & Human Sexuality, 5:4 1992, pp. 131-153

У клиентов, у которых гендерная дисфория возросла после периода фетишистского трансвестизма или дисфории сексуальной ориентации, мы нашли что кроссдрессинг и гендерная дисфория является навязчиво-компульсивной чертой и является способом справиться с психологической болью, идущей из унижений в детстве и нарушений интимности в семье. Путем навязчивого пережевывания желаний желаемого пола, человек обходит боль, идущую из детских воспоминаний.

Для некоторых пациентов с гендерной дисфорией их кроссдрессинговые и кроссгендерные ощущения являются фокусом их навязчиво-компульсивного поведения и испльзуется для того, чтобы справиться с психическим напряжением.

Развитие идентичности часто нарушается психопатологией, обычно идущей с раннего детства.

Иногда желание поменят пол — крик о помощи, выражение психологической боли идущей из длинной истории неудовлетворительных связей, общей anxiety (тревожности) , социальных фобий, расстройства интимности, одиночества и отчаяния.

Мы нашли большое количество физических наказаний в детстве, насмешек и эмоционального пренебрежения среди наших клиентов. Травма раннего детства, дисфункциональная семья и семейное отношение к сексу и интимности может создавать большое количество психологических отклонений, которые нарушают психологическое и психосексуальное развитие.

Michael Ross, William Walters, «Transsexualism and Sex Reassignment», Oxford University Press, 1986 p20

Buhrich и Mc Conaghy обнаружили факт, что матери мтф транссексуалов и трансвеститов хотели дочку чаще чем другие матери, и несмотря на то что не было доказательств абнормальных отношений с матерью, была тенденция у отцов к потере интереса к своим детям.

Чем общество консервативнее в полоролевом отношении, тем больше тех, кто не сможет вписаться в стереотипные роли, и это подразумевает, что если они не вписываются в роль одного пола, то должны принадлежать противоположному; аналогично, в более анти-гомосексуальном обществе, больше гомосексуалов будут вероятно пытаться легитимизировать.

Психологические компоненты сексуальной идентификации часто независимы один от другого, и расстройство некоторых или всех может приводить к тому, что человек будет представлять себя как транссексуал не будучи гендерным дисфориком. В этих случаях, гендерная дисфория (ГД) может быть вторичной по отношениюк другим расстройствам сексуальной идентификации.

Нередко бывает, что гомосексуалы требуют смены пола. Они обычно имеют так-же проблемы с социальной сексуальной ролью и неспособны принять совю гомосексуальность, думая что однополый партнер будет социально примемлем только если они сами сменят пол и сделают такие отношения «гетеросексуальными».

Приведенные доказательства однозначно показывают что подавляющее большинство гендерных дисфорий идет из различных расстройств родительского воспитания, психопатологий и психологических расстройств или недостаточного развития эго (инфантилизм) социальных и средовых факторов, потери родителя или разводов, общих стрессов, недостаточной центральной идентификации.

Гендерная дисфория подразделяется на основную («ядерную») (существующую постоянно с детства в значительной степени) и вторичную ( «краевую») (непостоянную или небольшой силы и обострившуюся из-за определенных проблем в жизни в поздний срок). В большинстве случаев вторичной дисфории была некоторая степень гендерного беспокойства и неудоволетворения в течении жизни, но проблемы такие как разводы, старение, или неспособность функционировать в соответствующей маскулинной или фемининной роли, вынесли ее не поверхность.

Тот факт, что до 70 процентов людей, обращающихся с требованием о смене пола, могут оставить свои требования смены пола и сосуществовать со своей ГД, однозначно показывает что происхождение ГД не биологическое и требования смены пола в большинстве случаев определяется психологическими причинами. Семейные данные позволяют предположить, что психодинамика ГД идет из семейного ухода за ребенком.
Это говорит от том что внимание должно уделяться особенностям ухода за ребенком в очень раннем детстве.

Гендерная дисфория может быть попыткой убрать декомпенсацию и психологический срыв который происходит из-за недостаточной центральной гендерной идентичности и дефективной самоидентификации: в этом случае идентификация с противоположным полом служит защитным щитом.

Многие, например Стаффорд-Кларк, видят транссексуализм как заблуждение размеров психоза, требующего психиатрического лечения. Они видят СРС как отягощение психоза и таким образом она является неадекватной и неэффективной.

Laura Roberto, «Issues in Diagnosis and Treatment of Transsexualism», Archives of Sexual Behavior, 12:5 1983, p. 445

Желание смены гендерной роли и очертаний тела может отягощением других, более тонких эмоциональных дистрессов.

Michael Ross, «Societal Relationships and Gender Role in Homosexuals: A cross-Cultural Comparison», The Journal of Sex Research, 19:3 August 1983, pp. 273-288

В анти-гомосексуальых обществах с жесткими гендерными ролями, идентификация с противоположным полом служит функцией веры что приемлемы только гетеросексуальные отношения, и что гомосексуалы таким образом могут легелизовать однополые предпочтения путем идентификации с противоположным полом.

Ellen Halle, Jon Meyer, Chester Schmidt, «The Role of Grandmothers in Transsexualism», Am J Psychiatry, 137:4 April 1980

Исследуя более шести лет пациентов с гендерной дисфорией, мы были впечатлены количеством тех кто говорил что ихние бабушки по материнской линии играли значительную роль в их воспитании в течении их раннего детства.

Большинство изучений этиологии показывают нарушения в ранних отношениях ребенок-родитель, указывают на различные динамические конфликты.

Все эти пациенты испытали потерю одного или обеих родителей из-за болезней, смерти, разводов, или ребенка бросали. Наличие бабушки не влечет к развитию транссексуальности, однако данные показывают что поведение и отношение этих бабушек (например поощрение кросс-дрессинга) играло роль в развитии заболевания.

Nils Uddenberg, Jan Walinder, «Parental contact in male and female transsexuals», Acta psychat. Scand., 1979, pp. 113-120

Наши исследования показывают, что нарушенные эмоциональные связи с родителями могут быть весомым вкладом в развитие транссексуальности.

L. Lothstein, «Psychodynamics and Sociodynamics of Gender Dysphoric States», American Journal of Psychotherapy, 33:2 April 1979

Желание смены пола интенсифицируется из-за неспособности пациента устанавливать длительные социальные и сексуальные отношения.

Конфликт и защита – основа для установления транссексуальной гендерной идентичности.

Фтм транссексуалы очень боятся женской роли, так как она подразумевает пассивность, беспомощьность, беззащитность, недостаток контроля и согласие к доминированию над собой. Только адаптация мужской роли (идентификация с агрессором) может дать этим пациентам ощущение безопасности от пугающей их беззащитности.

Для некоторых пациентов адаптация транссексуальной роли была альтернативой к декомпенсации личности. При нехватке центральной идентичности и переживание нарушенной самооценки, идентификация с противоположным полом обеспечивает защитный щит против пустой структуры самоидентификации.

Для большинтсва пациентов в возрасте, требование смены пола часто скрывает отчаянную попытку выбраться из изоляции и отчуждения.

Все крупные теоретики транссексуализма отмечают важную и иногда критическую роль матери в формировании ядерной (центральной) гендерной идентификации.

Отношения мать-ребенок и качество ухода за ребенком – основа, из которой растут гендерные расстройтсва.

Для того чтобы защитить «настоящее Я» от уничтожения и позвлить свободным от конфликта сферам Эго развиваться, транссексуал воспринимает «настоящее Я» как «секретное Я.» Для транссексуала, поддержание секретной идентификации – т.е. секретной мужской или женской идентификации, помогает установить его или ее отдаление от матери, таким образом, предотвращая полную потерю «Я» из-за соединения с матерью.

Наша работа с ГД пациентами показывает что вклад матери в гендерную идентификацию ребенка огромен. Была ли мать слишком близка или слишком отдалялась, слишком поглощающая или слишком агрессивная, практически все пациенты-мужчины или хотели присоединения к матери или чувствовали двойственную привязанность к ней.

Neil Buhrich, Neil McConaghy, «Parental Relationships During Childhood in Homosexuality, Transvestism and Transsexualism», Australian and New Zeland Journal of Psychiatry, 12:103

Значительное большинство матерей трансвеститов и транссексуалов хотели девочек. Так-же гомосексуалы, трансвеститы и транссексуалы отмечают что их отцы теряли интерес к ним и отсутствовали дома.

Claude Friedmann, Martha Kirkpatrick, «Treatment of Requests for Sex-Change Surgery with Psychotherapy», Am J Psychiatry, 133:10

Транссексуализм обычно связан с попыткой избавиться от боли потери, которая ощущается как гендерная дисфория. Переход в идеализируемый или «неуязвимый» противоположный пол воспринимается как защита от потери. Терапевт может идентифицировать потерю и помочь пациенту увидеть ее.

Иногда транссексуальные идеи – защита от нервного расстройства, а не расстройство ядерной гендерной идентичности.

Lionel Oversey, Ethel Person, «The Transsexual Syndrome in Males I. Primary Transsexualism», American Journal of Psychotherapy

В мужском транссексуализме ребенок уходит в защитные фантазии симбиотического объединения с матерью. Таким образом, мать и ребенок становятся одним целым и беспокойство отступает, но цена этого – нарушение ядерной гендерной идентификации (ощущения мужественности). Мы нашли что эта фантазия появляется до трехлетнего возраста, в противном случае, ядерная гендерная идентификация была-бы твердо установившеся к этому возрасту. Это так-же препятствует сексуальному развитию у большинтсва транссексуалов, ведя к относительной асксуальности.

Phil Lebovitz, «Feminine Behavior in Boys: Aspects of It’s outcome», Am J Psychiatry, 128:1

Типично негативное восприятие отца у транссексуалов позволяет предположить что их отец играл критически важную роль в развитиии их гендерной идентичности.

Ira Pauly, «Female Transsexualism Part II», Archives of Sexual Behavior, 3:6, p. 509

Я с трудом могу представить себе худшую судьбу чем быть в течении всей жизни жертвой семейных раздоров и пренебрежения, приводящие к проблемам гендерной идентификации.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Система Orphus Рейтинг@Mail.ru RSS-материал