Острые вопросы веры

Тема в разделе "О вере, неверии и сомнении", создана пользователем Speranza, 5 июн 2016.

  1. Speranza

    Speranza Активный участник

    В данной теме обсуждаются тонкости наших взаимоотношений с Богом, и то, какую поддержку в борьбе с нашими проблемами мы можем найти в вере. Или не найти.

    Таки решила поделиться некоторыми своими соображениями насчет веры и преодоления. Вопрос этот волнует многих – кто-то ставит религиозные мотивы во главу угла, кто-то просто беспокоится, «а вот начну грешить – что мне за это будет?», кто-то отходит от веры и религии, не выдерживая борьбы с собой и давления. На форуме много материалов, посвященных «правильной» вере и тому, как надо, но практически не обсуждается ситуация, когда все идет наперекосяк и, больше того, религиозные установки больше вредят психике, чем помогают. Об этом говорят люди нерелигиозные, по большей части – вот и выходит пропасть между двумя берегами.

    Я хочу попробовать навести мост, основываясь на своем кривом-косом, незавершенном, но очень жизненном опыте. Для любителей точности отмечу, что я христианка, православная по крещению, экуменист в душе (то бишь, считаю разницу в конфессиях несущественной), пока что застряла на стадии «ушла из одной Церкви и упс, никуда не дошла», очень надеюсь, что это временно.

    Искренне верю, что большая часть моих размышлений не противоречит ортодоксальной концепции, но, памятуя о том, как меня на одном христианском форуме обозвали еретичкой, ничего утверждать не буду. В общем, читайте под свою личную ответственность :)

    Вера живая и мертвая

    Вот, мы приходим (когда я говорю «мы» я имею в виду чаще всего себя и тех, кто увидит в себе что-то похожее) преодолевать какие-то свои глобальные заморочки, неся перед собой стяг веры. Менее утвержденные в вере обычно задаются вопросами, такими как – «а если согрешу, Бог даст шанс покаяться?» или «а это точно карается попаданием в ад?». Более крепкие в вере цитируют Библию и святых отцов и призывают колеблющихся упорствовать в не делании греха и упрочняться в вере, а именно молиться, поститься и ходить в церковь.

    Кому-то, может быть, и правда помогает, и он с верой и Божьей помощью вылетает из болота в чистую долину. Но, как показывает собственный опыт и наблюдения, есть и другие, те, которые топчутся печально на месте, перетягивая канат веры и влечения (греховного, несомненно), превозмогают, страдают и никак не выходят на новый уровень той же сексуальности. Их победы – «не впасть в грех», их поражения – соответственно согрешить, то бишь переспать с кем-нибудь, обычно одного пола. Хотя кому что, я успешно грешу с представителями противоположного пола, это тоже грех, ибо до свадьбы и вообще. Как нетрудно догадаться, победы радости не приносят, падения приносят разве что временную разрядку, а следом – приступы самобичевания и убеждения в собственной грешности. От одних мыслей о Боге и церкви становиться тошно, авторитетные авторы подсказывают измученному грешнику, что это все от большой грешности, от чего легче ему не становится.

    Вот на этом месте традиционные верующие обычно призывают еще ретивее бороться, поститься и молиться (а как? сил уже никаких нет), а не верующие «психологисты» намекают, что пора забить на эту веру и обратиться к психотерапевту. Но, понятное дело, если человек верит – то он не может взять и разувериться, даже если ему эта вера давно как мешок с камнями.

    Но есть еще третий путь: остановиться и подумать о самой этой вере. Обратите внимание, что, когда верующий анализирует свои чувства и мысли, он обычно уверен, что в нем есть что-то правильное, что-то неправильное, но чаще всего неправильное – это чувства, особенно сексуальные, а несомненно правильное – религиозные убеждения. Подкрепляется это тем, что религиозные убеждения ведь не только мои, не моя выдумка, вон в Библии написано, отцы Церкви подтверждают, священник говорит – значит, это точно истина в последней инстанции, а все прочее надо равнять по ней.

    Но, люди – еще раз призываю остановиться и подумать. Вера, вообще-то, должна быть радостью и источником любви к жизни, солнцем и славой:

    Господь Бог — солнце и щит,
    милость и честь подаст Господь;   
    не откажет ни в едином из благ   
    ходящим в простоте своей.    (Пс. 83)

    А у нас на вот этой вот стадии преодоления и превозмогания – ни радости особенной, ни тем более славы. Вера, в лучшем случае, служит подпоркой для никнущего долу сознания, чтоб удержать себя от сексуальных похождений или суицидальных мыслей и намерений. Нет, соглашусь, уж лучше ходить и твердить себе, что Бог не одобряет самоубийство, чем сигануть с крыши, но, вообще-то, в норме у человека не должно быть мыслей о привлекательности прыжков с высоты. Тем более – у верующего, у которого есть безусловно любящий Бог.

    Может быть, есть смысл задуматься: что не так с нашей верой? И дело не в ее количестве – что мало верим, мало молимся, мало ходим в церковь. Может быть, мало, может быть, в самый раз, но вполне возможно, мы делаем это не так.

    По себе скажу, верующему чертовски страшно признать, что то, во что он верит – может не существовать. Даже если это такая мелочь, как запрет на секс до брака. Попытка подойти критически к этому вопросу вызывает панику и мощный протест, возникает ощущение, что если ты сейчас возьмешь и согласишься, что однополый секс – это не грех, а святые отцы, вероятно, ошиблись, то небо немедленно разразится громом над головой, а земля разверзнется под ногами и тебя поглотит – да-да, он самый – ад.

    Здесь, имхо, стоит снова сказать себе: стоп. Если я человек грешный, то, вполне возможно, могу заблуждаться и в вопросах веры. И вера моя будет точно так же нести отпечаток искажения, как и чувства, как та же сексуальность, скажем. И бояться этого не стоит, хоть и страшно, когда сам у себя выбиваешь из под ног свою любимую подпорку.

    Но, во-первых, нужно успокоить себя: главное – это сам Бог, а не наша вера в Него, и Бог не исчезнет от наших сомнений. И небо на голову не рухнет – правда-правда.

    Во-вторых, нужно быть предельно честным с самим собой (ну и Богом тоже, разумеется). Все, что мы считаем своей верой – правда ли мы верим в это, или твердим вслед за кем-нибудь другим? Если мы хоть чуть-чуть соглашаемся с доводами психологов о том, сколько в нас всего намешано постороннего, мы можем легко допустить, что и в наших религиозных убеждениях – тоже.

    Опять же, это неприятно для верующего, но надо признаться самому себе: наше представление о Боге может быть не просто не полным, а прямо-таки искаженным. Больше того, в нашем сознании может соединяться образ Бога и вот та самая родительская фигура, подавляющая и критикующая, и говорящая «ты плохой мальчик\ девочка» и «низзззя!» Особенно это очевидно на крайних примерах – вот два по-разному, но в равной степени талантливых человека, писатель Оруэлл и режиссер Бергман, признавались в своих воспоминаниях в ненависти к Богу. Это шокирует («Я ненавидел Бога, особенно Иисуса»), аж Бога жалко становится. Но вспоминаешь, какие у обоих мальчиков были отцы – авторитарные, жестокие и при этом религиозные – становится ясно, откуда рожки растут.

    У нас, может быть, родители не столь явно агрессивные, но мы и к ним ненависти не чувствуем, и уж тем более вряд ли сможем отделить свои чувства к Богу и к родителям. «Низззя!» они у нас говорят одинаково, это надо признать. По меньшей мере, иногда, на каком-то этапе нашей религиозности. И глупо не признаваться в том, как усугубляет незрелая вера чувство вины и неполноценности (грешности), и как разрушительно оно действует на нашу психику. Нам говорят: Бог спасет тебя. И следом добавляют: но…. если ты Ему позволишь\ постараешься\ обратишься к Нему\ станешь выполнять Его волю. Исковерканная виной психика говорит: я не могу, не знаю как, значит, я пропащий, мне дорога в ад. Или в какой-то момент начинает верить, что спасение возможно – пытается усиленно соблюдать заповеди и обряды и не грешить. Выходит не долго, и снова, здравствуй, ад.

    И с этим ничего не поделаешь, идя по экстенсивному пути развития, то бишь, делая все больше и старательнее, но то же самое.

    Что можно сделать? Набраться храбрости и нырять – в свое подсознание, конечно. Можно задать себе следующие вопросы:

    - Во что я верю на самом деле?
    - Почему я в это верю?
    - Точно ли я в это верю, или меня так научили, внушили?
    - Если я сомневаюсь в каких-то доктринах своей религии\ конфессии, что мешает мне встретить лицом к лицу мое сомнение: страх потерять веру или религиозную идентификацию, страх стать «еретиком», страх наказания за сомнения?
    - Что для меня важнее: свод каких-то доктрин и заповедей, помогающих мне удержаться на плаву в этой беспокойной жизни, или желание найти Бога?
    - А кто вообще такой этот Бог и что в моей голове делает?

    Отвечать на эти вопросы может быть крайне неуютно, но, честно слово, обманывая себя – далеко не продвинешься.

    И если, копаясь в себе, обнаружишь, что вообще не понимаешь, какое отношение к твоему спасению имеет церковный пост, и что такого богомерзкого в порнушке, лучше так себе и сказать.

    Мы одиноки перед лицом Бога и самих себя. Нам никто другой не скажет, во что правильно верить. То есть, он, конечно, скажет, но послушаем ли мы его – это наша ответственность и решение. В конце концов мы сами выбираем, пусть неосознанно, в какую церковь ходить, какие религиозные книжки читать, как их понимать. На наш выбор влияют другие люди, особенно родители, как первые законодатели в жизни ребенка, но отвечать за него будем мы сами. Об этом стоит помнить, принимая решение, сколь угодно опасное – но свое.

    Продолжение: http://overcoming-x.ru/forum/index.php?threads/Острые-вопросы-веры.2147/#post-87511
     
    Последнее редактирование: 6 июн 2016
  2. Speranza

    Speranza Активный участник

    Я так понимаю, под религиозными переживаниями как раз подразумевается ощущение близости и реальности Бога, да? Это очень хорошие переживания, да.
    Вопрос только, насколько долго мы можем удержаться в таком состоянии, и можем ли прийти в него по собственной воле. По моему опыту - нет. А кому-то вообще этого не дано.
    "уклонение" - как если бы эти чувства приходили извне, как пули из оружие врага)) а ты знай себе уклоняйся. Вообще соответствует религиозным представлениям об искушении дьяволом и т. д.
    Но так ли это на самом деле? А если это все же наши чувства и мысли? Отчего мы уклоняемся? Мы сами с собой боремся, убегаем от какой-то части себя, выходит. Отказываем какой-то части себя в существовании, говорим: ой, это не мое, не мое, это от лукавого. А как вообще различить, где что? Это большой вопрос.
    Потому что есть опасность объявить все "плохое" - чужим, все "хорошее" - своим, и лепить из себя фальшивую личность.
    Окей, хорошо. Откровенный вопрос: что лично вам дают эти действия? Они помогают вам прийти в определенное состояние? (Вот этого самого "религиозного переживания")
    Что для вас значит молитва? Что вы в Библии вычитываете?
    Я тут недавно решила освежить свои знания по Ветхому Завету (давно в руки не брала, сознаюсь), зато ежим взглядом ой как замечательно читается! Читается и охреневается))) своеобразная эпоха, своеобразный менталитет. И уж точно, чтоб найти там поддержку в текущих проблемах - нужно проявить некоторые чудеса эквилибристики.

    Если что, я вовсе не наезжаю, если вдруг покажутся некоторые слова резкими, я просто пытаюсь понять, как это может работать. Потому что у меня лично - не работает совершенно, и я думаю, я не одна такая.
     
  3. Ichuchiy

    Ichuchiy Участник

    Ну, конечно же это МОЕ, только образовавшееся под воздействием нашей падшести и проделок лукавого. Вы христианство имеете ввиду?
    Там ключевые антропологические феномены - падение, ну и далее спасение ( от нашей падшести).
    а почему бы и нет, если эта наша "часть себя" поражена болезнью.... Если пораженную гангреной конечность можно удалить хирургически, с душой же этого не сделаешь, вступать в борьбу (конфронтация)-только усиливать внутреннее напряжение, которое и может привести к болезням, а вот уклонятся - это энергетически ( говорю не в кармическом, а в психологическом смысле) - менее затратно... Между прочим, на этом феномене построены методики Алена Карра " Как бросить курить... и пить?" Я сам курить бросил (еще до знакомства с Карром) интуитивно следуя этому пути, хотя до того как бросил, несколько раз пытался сделать это методом борьбы с собой. А вообще по диалектике принятия себя и преодоления мне ответил хорошо собеседник в другой теме.
    Я не усердный верующий, но однозначно чувствую на себе следующее. Самое простое, бытовое, даже иногда с понуждением себя, прикосновение к, так скажем, церковным пособиям укрепляет что-ли осознание такой истины: "Мир создан не нами, наша задача - вписаться в него, а не переделывать его под свои желания". Это не моя мысль и я где-то на форуме уже ее процитировал. Конечно, есть и некоторые религиозные переживания, но мы здесь не об них.
     
  4. Indigo

    Indigo Участник Команда форума

    Скорее всего это больная часть, болезненная во всяком случае (и потому "плохая") - которая требует внимания как и любой больной. Игнорированием болезни ее можно лишь запустить.
    Таковой обычно является сексуальность - в силу разных причин.
     
  5. Indigo

    Indigo Участник Команда форума

    В Коране например написано "Бог не меняет того что происходит с людьми пока они сами не изменят то что с ними". (я не мусульманин, но слышал про это)
    Но личная ответственность за свое состояние - есть-ли она?

    Но мы его переделываем... иначе-бы до сих пор бегали-бы в шкурах.
     
  6. Ichuchiy

    Ichuchiy Участник

    Тут еще философская проблема: взаимоотношения нашего"Я"не только с приходящим извне, но и изнутри. Наше "Я" ведь - это не наш ум, не наши чувства, не наше тело. Оно, наше "Я", неопределяемый для нас самих феномен, и оно как бы способно рассматривать и свои чувства и свои мысли и свое тело и пользоваться всем этим. Хоть это и философские рассуждения, но, думаю, в повседневной жизни мы все это наблюдаем в себе.
     
  7. Ichuchiy

    Ichuchiy Участник

    Переделываем во внешнем, но не в базовых вещах. Например, кто-то переделал законы физики или биологии? Так и в нравственном поле.
     
  8. Ichuchiy

    Ichuchiy Участник

    Это Ваше замечание очень существенно. Да, с больной сексуальностью надо работать, лечить, и я тоже ЗА. То, что я написал, я использую скорее как ориентир. Мы же в разных состояниях можем находится, и терапевт не всегда доступен. И острота переживаний бывает, когда не до терапии.
     
  9. Indigo

    Indigo Участник Команда форума

    Мне думается, что как раз при остроте переживаний терапия нужна тем более. Нужно нести эти переживания терапевту - они ценны, и показывают проблему.
    Вопрос в том можем-ли мы открыться даже терапевту? (а на самом деле, самому себе)
     
  10. Speranza

    Speranza Активный участник

    С ключевым антропологическим феноменом согласна (и чем больше проникаюсь психологией, тем больше готова согласиться, как ни странно), только выводы у меня все одно другие пока получаются.
    Проблема в том, что наша падшесть так далеко зашла, что мы не можем отделить одно от другого механически. Тогда бы и со спасением проблемы не было - разделяй пополам, хорошую половинку в рай, плохую - уничтожь. Ну, это для Бога рецепт. Но Он почему-то так не делает.
    А чем вступать в борьбу отличается от уклонения? Тем, что борясь, мы себе начинаем объяснять, почему это вредно, а уклоняясь, просто уходим от этой мысли, так что ли?
    Я думаю, метод уклонения может работать как вспомогательный, когда осаждают вот те самые навязчивые мысли, которые могут быть истолкованы как нападение лукавого. Скажем, приступы самобичевания, мысли "я человек конченный, меня не спасти", мысли о суициде, возможно, и мысли вроде "женщинам всегда лучше, мужчины это отстой" - возможно, я вообще не рискну что-то утверждать о такой сложной теме, как ТС.
    Тогда да, можно просто говорить себе - "стоп, это неверно, просто потому что неправильно. Не думай об этом". Но если на этом остановиться, не пытаться дальше разобраться в причинах - а откуда, собственно, такие мысли (ну если не от лукавого, да :D и почему имеют надо мной такую власть? - все это превратится в бесконечное перетягивание каната между "плохой" и "хорошей" стороной.
    Ок, это что-то вроде самовнушения?
    Если мы не про религиозные переживания.
     
  11. Ichuchiy

    Ichuchiy Участник

     
  12. אבירם

    אבירם Участник

    А если не затруднит, то можно поподробнее, что именно Вам, неподверженной, как Вы сказали, религиозным переживаниям доказывает "падшесть" человеческой природы? По каким фактам, наблюдениям она так Вам очевидна?
    И Вам не кажется, что утверждение об изначальной испорченности человеческой природы само по себе не очень конструктивно? Поясню: вот здесь на Форуме столько внимания уделяется теме навязанной родителем ребенку вины, как одной из ключевых проблем в его дальнейшей жизненной реализации. А означенный ключевой антропологический феномен жестко постулирует, что мы изначально - еще до рождения даже - уже в чем-то виноваты и должны оправдываться, доказывать, что мы достойны чего-то (выбрать из списка). Вам не кажется, что такая картина мироустройства как-то не очень оптимистична и мягко говоря не совсем справедлива?
     
  13. Speranza

    Speranza Активный участник

    אבירם,
    о, вы хорошо сказали! Я все хочу написать развернутые размышления о вере и преодолении, руки никак не доходят, но надо это сделать... потому что да, часто выходит, что в вере люди отчаянно прыгают по граблям, и она им только мешает.
    вот это как раз такие грабли.

    А я просто начала недавно это - нашу падшесть - воспринимать с другой стороны. Вот смотрите, психология говорит нам, что мы такие - с проблемами - из-за того, что нас воспитали неидеальные, мягко говоря, родители. Не долюбили, не доценили, внушили ложные установки. Но почему они сами такими стали? - видимо, их тоже где-то недолюбили. И это тянется и тянется испокон веков и запутывается в большой клубок. Мы чувствуем, что так не должно быть - а оно есть, причем практически у всех. Это и есть отклонение от нормы, падшесть, греховность человеческой природы. Тут дело не в том, что в чем-то сразу виноваты - мы не виноваты в первородном грехе, а в том, что с нами что-то не так и с этим надо что-то делать.
    Тут просто проблема в том, что если у кого-то слово "грех" вызывается приступ гнева и самобичеваний - лучше его вычеркнуть из своего активного словаря. На время хотя бы. Я так делала, сейчас начинает проходить.
     
  14. Speranza

    Speranza Активный участник

    Вот, наваяла первую часть. Дальше еще планируется.
     
  15. אבירם

    אבירם Участник

    Спасибо, что подхватили и развили мысль. Очень ценное размышление. Вот я и думаю, что вот этот как раз огромный, тянущийся испокон веков, таких далеких, что даже уже и не проследить, с кого и когда все началось, и передаваемый дальше по наследству, и принято называть первородным грехом. И ладно бы если взять эту установку на вооружение в своей жизни - что это всего лишь человеческое и не более того и, следовательно, самими же людьми и может быть исправлено, то даже несмотря на древность проблемы это придает и оптимизма и надежды на результаты. Но вот если из-за глубокой и темной древности эту проблему демонизировать и выносить ее причины во вне, на что-то независящее от нас, то, пожалуйста, вот вам и оправдание: это бесовское наваждение, это родовое проклятие,.. И что я, бедный и слабый человек, который не видит этих сущностей и не разбирается во всем этом, сколько ни бейся могу поделать со всем этим? Остается каяться и молиться. Потому что так-де учат отцы церкви и подвижники. Они-то уж лучше и больше меня в этом разбираются, что, конечно же, несомненно, но вот в чем в этом. Тут даже у церковных авторитетов нет согласия в этом вопросе: одни называют это всего лишь человеческой слабостью, обусловленной - опять же - греховностью, изначальной падшестью, а другие без демонизации объяснить это не могут.
     
  16. Speranza

    Speranza Активный участник

    Да, увы, в религиозном сознании именно такое отношение сильно. Магическое, по сути. Молись и кайся, если не выходит - еще больше молись, а думать, как оно работает - не твое дело.

    Вообще, я тут начинаю думать - многим из нас нужно преодолевать не только сексуальность, но и религиозность. Не в том смысле, разумеется, чтоб "выкинуть из головы эти глупости и жить в свое удовольствие", а в том, чтоб принять - наша вера может быть искаженной, и с ней надо разбираться так же, как со всем прочим.
    А вот с этим как-то туго. С прочими порослями детских травм прошаренные в психологии форумчане отлично помогут разобраться, а с религией - нет. Или вот какая-то застывшая образцовая модель предлагается, со всей этой великоцерковной лексикой и витиеватыми словесами, за которыми человеку сомневающемуся и не понять что стоит, или рассуждения таких же сомневающихся, а то и совсем неверующих собратьев.
    У меня такие ощущение, по меньшей мере.
    Вот, продолжаю описывать свой опыт, может, кому пригодится.
     
  17. Speranza

    Speranza Активный участник

    Продолжаю свои размышления-откровения о вере.
    Опыт неверия на пути к Богу живому

    Не знаю, кого как, а меня в одно время волновал вопрос атеистов. Не в том даже смысле, что возможно ли спастись, не веря в Бога – на это я всегда отвечала «да». «Не важно, что ты, Сашенька, в Бога не веришь – важно, что Бог в тебя верит» (Антоний Сурожский).
    Но меня и другое озадачивало: вот как так, тысячи совершенно умных и высоконравственных людей, иногда более умных и более нравственных, чем христиане, и настолько ошибаются в таком важном вопросе? Как такое возможно? А потом я ответила для себя так: они не ошибаются, они просто честны перед собой. То есть, конечно, объективно это ошибка – считать, что Бога нет, если Он есть, но субъективно они правы: в их мироощущении Бога нет, они Его не видели, не слышали и не чувствовали, и со всей ответственностью заявляют об этом.
    И я со всей ответственностью рискну заявить: опыт отсутствия Бога – это очень ценный опыт, если только не совершать одной ошибки и не считать, что твои теперешние убеждения – истина в последней инстанции, что одинаково касается и верующих, и неверующих.
    Разумеется, если мы верим, что Бог есть, незачем убеждать себя в обратном, даже в терапевтических целях. Но посмотрим на это с другой стороны. Вот, я, со своими мутными порывами к добру и красоте и еще более мутными страхами перед карами небесными, открываю молитвенник в попытке наставить себя на путь истинный. И что я там читаю? Допустим, я читаю

    Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, Аминь.
    или:
    Боже, милостив буди мне грешному.

    Самое начало православного молитвенника, в общем. Допустим, я человек более-менее образованный, какие-то умственные знания в голове имеются, общий теологический смысл каждого из слов объяснять не приходится.
    А если не общий, а если частный? Вот тот самый личный и самый важный смысл, который касается каждого из нас. Когда мы говорим «Боже…» - какого Бога мы имеем в виду? Правда ли мы обращаемся именно к Богу? Или просто-напросто твердим не нами сочиненные слова в смутной надежде, что это нам как-нибудь поможет – или найти надежду, или оправдаться вот перед той самой родительской фигурой в балахоне, которая говорит: ты плохой мальчик! И разумеется: низзя!

    Родительские фигуры, давящие на чувство вины, нужно гнать к черту. Но еще нужна смелость, чтобы признать: когда мы их прогоним, у нас может не остаться ни-че-го. И вот мы стоим со своим молитвенничком в совершенной пустоте. Конечно-конечно, авторитетные писания нам подскажут, что периодические приступы богооставленности – явление нормальное, это просто надо пережить. Еще советуют молиться как бы через силу, с расчетом, что Бог все равно все слышит, а нам за терпение воздастся. Не знаю, может, они и правы, но лично для меня молиться в пустоту мучительно и нелепо. Словно разговаривать по телефону с отрезанным кабелем. И вера в то, что теоретически Бог слышит не уменьшает ощущения нелепости.

    Надо посмотреть правде в глаза: я понятия не имею, что это за Бог такой, меня научили проговаривать по книжке какие-то слова, и сказали, что мне это в жизни поможет, а оно не фига не помогает.

    Если я вдобавок начитался умных книжек, где говорится, что слова – не главное, а главное – духовная связь с Богом, мое положение лучше не становится. Мне надо или признать, что у меня никакой духовной связи нет, и тогда, выходит, главного-то нет и…. здравствуй, адЪ! Или придумать эту связь. Придумать, что вот если я буду молиться еще усерднее, то что-то там почувствую… К. С. Льюис очень ярко описал такие попытки в своей автобиографии, закончились они замечательно: он пришел к полному неверию и очень обрадовался.

    Можно пойти третьим (или это уже четвертый?) путем и сказать себе: Бог, конечно, есть, но я в Него пока не верю. И это не страшно, это просто честно. Если Бог такой, каким Его описывают хорошие книжки – Он до меня доберется рано или поздно, если Он не такой – от моих потуг тем более пользы не будет.
    Нет ли здесь опасности прийти к полному неверию? А собственного говоря, в чем опасность неверия? У нас выбили костыль, последнюю подпорку, удерживающую на земле? Если только мысль о Боге удерживает нас от самоубийства или убийства, лучше, конечно, обратиться к психиатру до того, как вы перестанете в Бога верить. В остальных случаях, мое мнение, неверие может быть крайне важным и нужным этапом.
    (Да, сексом заниматься тоже можно. Да, по этому поводу к психиатру обращаться не надо. Только не забывайте предохраняться, а то потом решите, что это Бог вас наказал).
    Это может показаться кощунственным, но еще более кощунственно цепляться за призрачные представления и образы, навязанные извне, только из опасений остаться совсем без поддержки свыше, а на деле – без поддержки своего «внутреннего родителя». Реальный Бог от вас никуда не денется, поверьте, не таков Он, чтоб вы могли от Него сбежать.

    Обращу внимание на две вещи: как это ни удивительно, на разных этапах нашего религиозного развития наша вера может формулироваться в одних и тех же словах, но понимание этих слов будет различным. Я начала читать Льюиса с 14 лет, и нежно его полюбила – и сейчас читаю и люблю, и считаю, что он объясняет христианскую веру хорошо и правильно. И все же, тогда, с 14 и по 18 моя вера была скорее не живой верой, а системой знаний, и вела меня надежда на то, что эти знания истинны и как-то спасут меня. Это лучше, чем ничего – но мало общего имеет с верой как с отношениями с живым Богом.
    Что из этого следует: наши религиозные знания могут быть совершенно правильными, а вера при этом – мертвой. И, видимо, если придется выбирать между правильными, но мертвыми знаниями и неправильными, но живыми – лучше выбрать последнее с надеждой, что Бог милостив и нас все-таки вынесет.

    Вторая вещь: все это может закручиваться сложнее, когда у нас есть личный религиозный опыт, вот то самое ощущение непосредственного присутствия Бога здесь и сейчас, рядом с нами. Это действительно бесценно, это переворачивает душу и поднимает ее, дает вот ту самую радость, которой не найдешь в мертвой вере, делает осмысленным и ярким все то, что до этого казалось сухим. Даже небо над головой становиться гораздо синее, правда, мне тут говорили, антидепрессанты дают тот же эффект:)
    Но, о чем следует помнить начинающему мистику – даже такой опыт не спасает от искажений веры. Проверено на собственной шкуре. И следует быть предельно внимательным, отделять зерна от плевел, и шелуху – от зерен. А то, знаете, я в свои 19 веселых лет на таком религиозном подъеме мечтала о том, чтоб в монастырь свалить, хорошо, что меня лень спасла и совершенная неподъемность. При этом сам факт религиозного переживания я под сомнение не ставлю. А вот его интерпретацию незрелым сознанием – да.

    Дальше было еще интереснее: не успев пройти вот этот опыт честного неверия, когда это было бы логично и разумно – до личной встречи с Богом, я попыталась войти в него сейчас, почувствовав, что моя определенно нездоровая психика близости Бога не выдерживает, а в том клубке из религиозных убеждений, что я себе намотала, сам черт ногу сломит. А тут еще сексуальность задавленная проснулась и потребовала своих прав на жизнь, а на нее сбоку наседало с метлой то самое «низззя!», где-то по углам шептались черти, опасающиеся ада, кто-то в глубине кряхтел «грех-грех-грех» и «ой, что с нами будет», и я на полном серьезе сказала Богу – ок, давай договоримся так, что я пока буду жить, как будто Тебя нет?

    Это было отчаянный шаг, но, кажется, оно того стоило. И что самое интересное – небеса на голову не рухнули.
     
    Последнее редактирование: 8 июн 2016
    אבירם нравится это.
  18. אבירם

    אבירם Участник

    Апплодирую стоя Вашему предыдущему посту. Хоть капельки бы Вашего здравомыслия всем, кто носится со своими религиозными установками, как с панацеей от всех хворей на свете,и затыкает ими все прорехи своей психики. Думаю, что Клайв Стейплз тоже бы оценил этот пост )) Хорошего Вы выбрали себе проводника :) К сожалению, не так много его читал, но он в паре с Честертоном меня очень радовали в свое время. Помню, его роман "Пока мы душ не обрели" очень большое впечатление на меня произвел такой оригинальной смесью религиозного сознания и интуитивного психоанализа.
    Я бы, наверно, говорил не о преодоления религиозности, т.к., по-моему, это на уровне глубинных установок того же уровня, что и отношения младенца и матери, а скорее о некоем ее очищениии, отделении от негативных и неконструктивных установок. Просто мне нужно все это еще пообмозговать, чтобы получше сформулировать свои мысли. Тема-то глубочайшая.
     
    Последнее редактирование: 6 июн 2016
  19. אבירם

    אבירם Участник

    Speranza,
    Вчера я аплодировал Вашему посту, а сегодня решил внести толику оппозиции :)

    Я думаю, что в Вашем вопросе уже содержится ответ. Человек, обращающийся к Б-гу, обращается именно к тому, которого он знает исключительно по собственному религиозному опыту, который у всех очень и очень разный. Для кого-то это Б-г, спасший от гибели, от смертельной болезни, от наркомании, алкоголизма и можно еще перечислять от чего, мало разве ситуаций, критических и предельных для человека. Т.е. таким образом позволю себе сделать вывод, что переживание Б-га, я не говорю присутствия Его, а скорее некоего Его вмешательства в жизнь человека в предельный, пограничный ее момент. Поэтому я и хочу провести параллель между религиозным переживанием (с вытекающими из него установками) и опытом общения младенца и матери, потому что этот опыт для младенца тоже по сути является предельным и пограничным - потому что если нет матери, нет защиты и питания, ребенок умирает. Поэтому - мое предположение - фигура матери чаще всего сливается с религиозной установкой: они ведь одного уровня, предельного и пограничного. Не помню, кто, но кто-то перед смертью кричал или говорил: "Мама!" Не просто так, наверно.

    Но, может, их и не надо гнать тоже, как не надо гнать и свою сексуальность и прочее, что давилось? Ведь если это тоже часть нас, значит, и ее лечит надо.

    Вы идете не так еще далеко )) Рабби Нахман из Брецлава говорил, что Вс-вышний везде, а особенно там, где Его нет. Но до этого даже не все их тех, кто имеет религиозный опыт, доходят.

    Эти слова очень ценные. Современный исследователь иудаизма Пинхас Полонский говорит об атеизме, что это такой "санитар леса", что он всегда сопутствует религии, чтобы убивать отмирающие ее формы и давать таким образом место для ее преобразования.

    Продолжение следует...
     
  20. Boris

    Boris Активный участник

    Как атеист довольно убежденный и взрощенный на другой религии(коммунизм:D могу сказать, что пришлось провести некую душевную работу для того, чтобы уважать веру людей в Бога, хотя сам при этом не стал человеком верующим.
    А как верующие относятся к атеистам? Проделывают ли они тот же путь или вот "вы все грешники и в ад"? Честно, но тупых неофитов терпеть не могу, от них не веет ни Богом, ни простой человечностью, зомби.
     

Поделиться этой страницей