Монашество, психология и брак

Тема в разделе "Жизнь в Церкви", создана пользователем V. Kudojarov, 31 янв 2017.

  1. V. Kudojarov

    V. Kudojarov Administrator Команда форума

    Читаю сейчас архим. Эмилиана Вафидиса "Трезвенная жизнь и аскетические правила", в которой этот известный игумен Святой горы разбирает правила Антония Великого и других.

    Достаточно откровенно почти в самом начале обозначается проблема влечения к своему полу. Она обсуждается как присутствие в монастыре братьев, которые могут ввести в соблазн других. За этим идут рассуждения о том, что у монаха не должно быть никаких привязанностей. И, как я понимаю, решение - не сближаться ни с кем лично. О дружбе ни слова, только о братстве ("Где двое или трое..." - это о браке - вдвоем, а в монашестве - втроем, иначе быть не может! - а.Эмилиан). А искать причины в прошлом - это психологизация нравственного выбора и самооправдание.

    Я бы сказал, что это доминирующая точка зрения в монашеской литературе (ср. авва Дорофей, и его вопросы Варсонуфию и Иоанну), и она для монашества, вероятно, верная. Если человек хранит себя от общения с людьми, даже если страсть в нем есть, она не получает пищи для своего развития. И люди, живущие так, если не случится искушения, допускаю, что прямым путем идут к Богу, не тратя времени на переживания, не отрывая его от молитвы. Я не знаю, что при этом с цельностью, - но возможно, она восстанавливается просто от верного образа жизни.

    И я задумался и пытался в молитве понять, а что Бог думает о нашем проекте "Преодоление-Х", который построен на несколько других постулатах, связанных с современной психологией и психотерапией:
    1) человеку важно переживать свои чувства, а не отгораживаться от них (Роджерс и др.),
    2) от прошлого нельзя отмахнуться, его придется исследовать (Фрейд и далее),
    3) влюбленность в человека своего пола, если он не имеет схожих влечений, нужно не подавлять, не бежать от нее, а учиться распознавать истинные потребности через нее, учиться дружбе... (Моберли, а за ней Николоси, Медингер и др.)...

    Итак, я спросил Бога, а в ответ услышал: Ну а ты сам-то что думаешь, было ли это впустую? Я точно могу сказать: "Нет, не напрасно".

    В чем-то я завидую тому "идеальному" человеку, который может освободить сердце от привязанностей и направить его в молитве к Богу. Но есть смущающие меня моменты.
    Во-первых, в мире, даже если мы сами храним себя от страстей, искушения могут прийти через других людей, - и они обычно и приходят. И здесь не иметь психологического самопонимания - означает быть безоружным.
    Во-вторых, описываемая выше жизнь, которая предполагает минимум общения, несовместима и с дружбой, и близким общением в браке. Там-то (или на подходе к этому) и всплывет все, что мешает общению, тут-то и дадут знать о себе проекции из прошлого родительской семьи, которые невозможно будет игнорировать.

    С другой стороны, путь преодоления-Х не гарантирует, что человек, открыв свой эмоциональный мир и мир отношений, не потеряется в этих новых мирах, что он сумеет сохранить при этом изначальную преданность Христу, Его Евангелию. Не просто, но и не очень сложно открыть в себе подавленную агрессию, к примеру, или установить границы с ненадежными людьми, - но довольно сложно одновременно сочетать это со словами Христа о гневе и любви к ближнему, не терять Евангельского приоритета молитвы перед всякой психологической работой...
    Если раньше была как будто одна задача - спасение, - и средств было немного - Писание, таинства, молитва, - то теперь все усложняется: помимо спасения надо думать еще об отношениях, обретении собственной цельности, - и психология предлагает великое множество инструментов, некоторые из которых будут очень неоднозначно влиять на наш внутренний мир.
    А если человек решается на брак, появляется ответственность за других и вопросы, которыми раньше он и не думал заниматься - от имущественных до вопросов здоровья и образования детей.
    Поскольку процесс этот нелинейный, здесь могут подстерегать и подножки (например, опасность впасть в созависимые отношения, или увлечься поисками себя так, что потерять перспективу Бога), и откаты к прошлому, и чувство бессмысленности усилий...
    Все становится сложнее.

    При этом я точно могу сказать, что, несмотря на эту возросшую сложность, Бог всегда есть где-то рядом.

    Похоже, в процессе этого второго, кружного, казалось бы, пути, мы мало что приобретаем из того, чем можно было бы похвалиться. Молитву как то, что может "поколебать небеса" (архим. Эмилиан) надо было бы искать в уединении. Мы же, напротив, открываем, каким прахом на самом деле являемся, как нам бывает трудно вести ту жизнь, которую ведут обычные, нормальные люди.

    Но, может быть, в этом и есть мудрость?

    Если кто-то найдет эти мысли небесполезными, и если будет желание обсуждать это, я мог бы написать, как, на мой взгляд, на пути преодоления меняется понимание таких вещей, как вера, молитва, исповедь, Причастие, Церковь, Сам Бог.
     
    Последнее редактирование: 31 янв 2017
    Ichuchiy, Andrey.Step, אבירם и 3 другим нравится это.
  2. Valerievna

    Valerievna Модератор Команда форума

    Да, Владимир, откликнулось многое, ощущения похожие.
    Делись, пожалуйста!
     
    AnxiousDesire нравится это.
  3. Indigo

    Indigo Cheshire Cat Команда форума

    Мне думается еще минимум одно можно открыть, кромы осознания своей слабости "быть прахом" - нужность Другого

    Что это означает – быть всего лишь человеком? В первую очередь, это означает признание того факта, что у других существует независимая душевная жизнь. Признание и того, что эти другие, так же как и ты сам, бывают беспомощными и ранимыми, грезят о всемогуществе и вынуждены претерпевать нужду и нехватку.

    Это значит также принять тот факт, что у тебя есть тело, мужское или женское, и ты можешь быть мужчиной или женщиной (и то, и другое в целом неплохо). У тебя есть тело, которое может быть источником реальной силы, удовольствия и боли.

    А удовлетворение ты можешь получать лишь тогда, когда ты можешь доверять Другому, завися от него. Признание Другого и осознание собственной однополости помогает также признать и то, что быть человеком означает быть смертным. Эта грустная мысль открывает человеку его одиночество, но, с другой стороны, именно эта грусть дает возможность делать свою жизнь более ценной и целостной.


    Это называется де-нарциссизация, если по научному, и с этим у травматиков всегда проблема. (с гордостью если по христиански)

    Вот подумалось - гс - то есть видение в другом своего отражения, не есть-ли тоже попытка отрицания смерти
     
    AnxiousDesire и V. Kudojarov нравится это.

Поделиться этой страницей